Аллея звёзд — Александр Лазуткин – лётчик-космонавт

Александр Лазуткин – лётчик-космонавт, Герой России, директор Мемориального музея космонавтики.
Александр Лазуткин – лётчик-космонавт, Герой России, директор Мемориального музея космонавтики.

ЦИТАТЫ:
«Даже после чрезвычайных ситуаций в космос тянуло. Хотелось посмотреть, какой он, когда происшествий нет.»
«Если бы я побывал на Луне, я бы положил в себе карман кусочек грунта, потому что была у меня такая мечта – привезти сувенир оттуда.»
«Я пошёл в инженеры, потому что хотел полететь в космос. Я с детского садика, а может и раньше, хотел научиться летать.»

ИНТЕРВЬЮ:

Слушать интервью


ПС: Доброе утро, друзья! Сегодня у нас в гостях – Герой России, космонавт, директор Мемориального музея космонавтики Александр Лазуткин! Александр, доброе утро!

АЛ: Доброе утро!

ПС: С наступающим Днём космонавтики Вас! В пятницу мы его будем отмечать.

АЛ: Спасибо большое! Я его тоже буду отмечать.

ПС: Это радует! Хотели у Вас спросить про Ваш полёт в 1997 году. Вы тогда находились на станции «Мир». Как так получилось, что в то время произошло несколько чрезвычайных ситуаций? Что-то не досмотрели перед началом этой миссии? В чём было дело?

АЛ: Это в принципе нормальное явление, когда случаются внештатные ситуации.

ПС: У Вас там даже был пожар?

АЛ: Да, был пожар. Это, правда, было непредвиденное событие.

ПС: Кто-то покурил в неположенном месте?

АЛ: Вообще вы знаете, такая шутка пошла. После этого 23 февраля в зарубежных СМИ было сказано, что у русских в этот день был праздник, а потому они выпили, покурили и случился пожар. На самом же деле у нас загорелась кислородная шашка. Это такое химическое вещество, которое находится в металлическом контейнере. Кроме того, стоит учитывать, что в кислороде горит все ещё сильнее. Пожар был сильный.

ПС: А как потушили пожар? Одеялами?

АЛ: Нет, огнетушителями. Мы спрашивали потом Землю сразу же после пожара, какие вредные для здоровья продукты горения могли выделиться. Нам же ответили: «Подождите, мы вот утром спросим у специалистов»!  А мы в то время летали в специальных противогазах с ограниченным ресурсом действия. Срок работы их заканчивался, а до утра было ещё долго. Тогда нашим командиром был Валера Корзун. Он первым и снял противогаз, совершив смелый шаг в неизвестность, поскольку ситуация была очень серьёзная. Потом у нас ещё произошло столкновение с грузовым кораблём, который нам пробил корпус. Станция разгерметизировалась и воздух стал уходить. После удара она к тому же стала вращаться. Электричество же кончилось. Замерло всё, вплоть до передатчика.

ПС: Кошмар просто!

АЛ: Да, также вышла из строя система, которая производит кислород, и система, поглощающая углекислый газ. Ещё сломалась система терморегулирования.

ПС: А вот после этих случаев тянуло в космос?

АЛ: Да, тянуло. Хотелось посмотреть, что такое космос без этих чрезвычайных ситуаций.

ПС: Александр, Вам удалось совершить долгий полёт – он длился 184 дня. На сеансы связи Ваша жена с обеими дочками приходила?

АЛ: Да, приходили все. Приходили  даже семьи моего командира и американца, который с нами летал.

ПС: А Вы детей воспитывали как-то из космоса?

АЛ: Нет, у меня девчонки послушные. Они мне писали, что учатся хорошо и маму слушают.

ПС: А какие-нибудь сувениры им привозили?

АЛ: Нет, после того длительного полёта я ничего не привёз. Командир сказал, чтобы мы ничего не брали.

ПС: Понятно. А вообще из космоса можно что-то с собой привезти космическое? К примеру, представим, что Вы высадились на Луне. Вы можете взять для личного пользования кусочек лунного грунта или это чревато какими-нибудь последствиями?  

АЛ: Если бы я побывал на Луне, я бы, наверное, положил в себе карман кусочек грунта, потому что была у меня такая мечта – привезти сувенир оттуда. Но так как мы летаем на станции, только от нее что-то можно оторвать. Как правило же, экипажи берут с собой какие-либо личные вещи, фотографии. Проштамповывают это все бортовой печатью…

ПС: А там своя печать именно?

АЛ: Да, там есть своя печать, которой пользуются космонавты.

ПС: Вы – такой скромный совершенно человек, а на самом деле герой настоящий.

АЛ: Сейчас я разойдусь. Я просто немного стесняюсь пока.

ПС: У нас вопрос о профессии. Вы же пошли в инженеры в то непростое время, когда эта профессия чуть ли не насмешкой считалась. Что Вас держало в профессии? Поддерживала ли Вас жена?

АЛ: Я пошёл в инженеры, потому что хотел полететь в космос. Я с детского садика, а может и раньше, хотел научиться летать. Жена, само собой, поддерживала меня во всём, хотя ей, наверное, было трудно. Развилочки, конечно, у меня были.   Друзья предлагали более прибыльную работу. Я тогда подумал, зачем мне так надо быть космонавтом. Такое было, но я выбор свой сделал.

ПС: В 2011 году после реконструкции был открыт Мемориальный музей космонавтики. Вы же являетесь его директором, да?

АЛ: Да, я его директором являюсь.

ПС: Популярен музей? Народ ходит?

АЛ: Да, ходит. У нас посещаемость составляет порядка 300 тысяч в год.

ПС: А кто ходит? Молодежь или 50/50?

АЛ: По-разному. Мне особо приятно, когда заходят мамы с колясками.

ПС: А последнее пополнение в музее какое было?

АЛ: У нас экспозиция постоянно пополняется. Мы пытаемся это делать. По крайней мере экипажи, которые уже прилетели, нам что-то приносят своё, например, фотографии, эмблемы, игрушки.

ПС: А от МКС ничего там не отдирают?

АЛ: Пока нет, к сожалению.

ПС: А помните ли Вы свою подготовку к полёту?

АЛ: Естественно!

ПС: А вот какие-то упражнения на специальных тренажёрах  были нелюбимые, которые не хотелось даже делать?

АЛ: Конечно! Есть такая штуковина – кресло ускорения Кориолиса. Когда на него садишься, то крутишься до тех пор, пока тебе плохо не будет. Это делается для тренировки вестибулярного аппарата. А штука эта неприятная, потому что нужно крутиться до тех пор, повторяю, пока не почувствовал симптомы укачивания.

ПС: То есть если 4 часа ты выдержишь, будут 5-й крутить?

АЛ: Нет. К сожалению, там не часами измеряется. Нужно продержаться 10 или 15 минут. В те моменты на этом кресле я себе говорил: «Господи, если бы я знал, что будет так плохо! Ну зачем я иду в космонавты»?

ПС: А потом в полёте так и было плохо?

АЛ: В полёте в первые недели было ужасно плохо. Наступил даже такой момент, когда я подумал, что умру там. На самом деле я мысленно попрощался со всеми ребятами, а потом и у зеркала с собой. Затем я залетел в спальный мешок, закрылся там, посмотрел на модуль и понял, что я его больше не увижу. Я закрыл глаза и уснул. Утром я проснулся, а у меня ни одного симптома нет  отрицательного. Я помню, целый день тогда очень аккуратно летал и вечером понял, что точно у меня всё прошло. А за ужином я подумал, что родился заново. Я сказал коллегам: «Мужики, я сегодня родился!» Было такое.

ПС: К нам дозвонилась Марина из Москвы! Она хочет с Вами побеседовать. Марина, доброе утро!

Марина: Здравствуйте! Александр, а что Вам снилось на орбите?

АЛ: Вообще такой бардак снился постоянно. Но это из-за того, что много работы было. Хотя некоторым космонавтам снятся такие земные вещи. Вот, например, был у нас Виталий Севастьянов. После двух месяцев полёта, как он сказал, ему приснился шум дождя. У меня же два месяца прошло и ни одна травинка не приснилась. Вообще за весь полёт я выспался только один раз. Я, наверное, часов 10 проспал. Это как раз пришлось на 12 апреля – День космонавтики. Так же приходилось спасть где-то часа по 3-4 в сутки.

ПС: Так мало?

АЛ: Да. Ну у нас работы было много.

ПС: Но восстанавливать силы каким-то образом надо?

АЛ: Резервы же большие у организма, у космонавтов тем более.

Марина: А сейчас Вам что-то снится? Космос или невесомость?

АЛ: Должно было сниться, но нет такого, честно скажу. Я даже не знаю почему. Я когда и в первый раз в космос полетел, вроде бы должен был кричать от восторга. А всё было так буднично, что мне даже стало обидно. У меня было стойкое ощущение, что я полетел на какую-то платформу в море нефть добывать, как в командировку. Казалось, что через полгода прилетит вертолёт и заберёт меня. Может быть, поэтому ничего и не снилось и сейчас не снится, хотя в космос тянет.

ПС: Спасибо, Марина, за звонок! Александр, как-то раз в Брюсселе знаменитого «Писающего мальчика» одели в скафандр, в том числе это было сделано в Вашу честь, насколько мы понимаем.

АЛ: Ну не в мою конкретно. Я просто был в числе экипажа, который туда приехал. И мы все вместе с бельгийским космонавтом Франком Де Винне привезли маленький костюмчик космонавта.  Скафандрик с прорезью сшили специально для этого мальчика. Кстати, там есть особый музей, куда сдаются подобные вещи.

ПС: А как Вы вообще отмечаете День космонавтики? Какие у космонавтов в принципе есть традиции? Вот десантники, например, в фонтанах купаются. А вы что творите?

АЛ: Мы работаем. Космонавтов приглашают в разные инстанции, организации, детские сады. Не откажешься

ПС: А в детском саду о чём Вас ребята спрашивают?

АЛ: Обычные вопросы задают. Наших детей хоть понять можно. Меня же как-то пригласили в Шотландию, где проходила встреча со школьниками. Я тогда так устал, да еще и английский язык плохо знаю. Однако всё равно пришёл в класс с коллегами, а там дети сидят. Нас представили и сказали, что мы – космонавты. Нам как-то нужно было найти с ними общий язык. Я думал, что делать. Американский астронавт сразу завязал разговор, а я с ними стал кувыркаться. Гимнастика меня спасла.

ПС: А поздравьте сейчас всю страну с Днём космонавтики!

АЛ: Я поздравляют всех слушателей Ретро FMс наступающим Днём космонавтики! Эта та область, которой мы можем гордиться. Мы, русские,  – люди особые, а потому гордитесь, что вы живёте в этой стране! С праздником!

ПС: И Вас поздравляем! Спасибо, что заглянули!

10.04.2013.