Аллея звёзд — Сергей Крикалёв - космонавт

Сергей Крикалёв - космонавт, рекордсмен Земли по суммарному времени пребывания в космосе, герой Советского Союза и Герой России.
Сергей Крикалёв - космонавт, рекордсмен Земли по суммарному времени пребывания в космосе, герой Советского Союза и Герой России.

ЦИТАТЫ:
«У нас было в экипаже, когда мы потеряли фотоаппарат. Когда строили Софору, и брали с собой фотоаппарат для фотографирования этого процесса. Наверное, ценность той информации, которая была внутри, она была больше, чем ценность фотоаппарата.»
«Нет смысла там носить тапочки. Единственное, что иногда на носки сверху надевали такие, как их называли «унтята» – это действительно то, что в унты одевали летчики, когда летали. Такие мягкие сапожки. Связано это с тем, что перераспределяется кровь в организме. Даже, когда нормальная температура, ноги стынут, мерзнут.»
«Все подряд фотографировать неинтересно. Хочется сфотографировать нечто такое, чем потом хочется поделиться. Непросто ерунду снять и пусть все остальные смотрят. А снять то, что нравится мне и, я надеюсь, понравится другим. Иногда ты сфотографировал, а люди начинают видеть там, то, что ты не видел, на что не обращал внимания сам.»

ИНТЕРВЬЮ:

Слушать интервью


Минаев: Наше почтение друзья дорогие! На Ретро FM в самом разгаре космическая неделя. Вот такие у нас тут замечательные события происходят. Сегодня у нас в гостях летчик-космонавт, рекордсмен по суммарному времени пребывания в космосе, герой Советского Союза, герой России – Сергей Крикалев! Сергей, доброе утро!

Ветрова: Здравствуйте!

Сергей: Доброе утро!

Минаев: Женская половина нашей аудитории аплодирует и чепчики вверх бросает.

Ветрова: Не в первый раз встречаемся, а вы как-то не меняетесь. Молодеете только, Сергей. Это неприлично!

Сергей: Доброе утро!

Минаев: Мы вас с праздником наступающим поздравляем.

Сергей: Спасибо, спасибо!

Минаев: А в семье отмечаете праздник?

Сергей: Праздник настолько публичным становится, что в основном отмечаем его в рабочем коллективе, в коллективе друзей, болельщиков за космонавтику. Редко, когда его приходится дома проводить.

Ветрова: То есть после отмечания дня космонавтики домой приходите под утро?

(смеются)

Сергей: По-разному бывает. В этом году все собрались ехать в Брянск, поскольку там, как сказал наш патриарх Алексей Архипович Леонов, единственное место, где в День космонавтики открывается памятник – в Брянске будет открываться памятник Юрию Алексеевичу Гагарину.

Ветрова: А какой подарок для космонавта, для вас, для Сергея Крикалева…

Сергей: Ракета!

(смеются)

Минаев: А ракета действующая?

Сергей: Конечно, действующая, зачем же просто так?

Дима: И куда нацеленная?

Сергей: В космос, конечно – на космическую станцию слетать.

Ветрова: А сколько стоит ракета?

Сергей: Дорого.

Минаев: А если скинуться всей страной?

Сергей: Ну, если всей страной, то это небольшая проблема. А вот узким кругом – накладно.

Ветрова: А когда вы выходили в открытый космос, вы какие-нибудь песни себе под нос напевали?

Сергей: Нет, как-то не очень. Кроме того, выходя в космос, мы находимся на внутренней связи постоянно. Все, что ты говоришь, идет в эфир друг друга, поэтому жестко себя контролируешь.

Ветрова: А матерное словечко?

Дима: Ключ если потерялся, например.

Сергей: Ну, наверное, такие вещи бывают. Мне удавалось воздерживаться от этого, потому что у меня ничего такого не терялось.

Дима: Врете, наверное.

Сергей: У нас было в экипаже, когда мы потеряли фотоаппарат. Когда строили Софору, и брали с собой фотоаппарат для фотографирования этого процесса. Наверное, ценность той информации, которая была внутри, она была больше, чем ценность фотоаппарата. Так получилось, что не очень хорошо был застегнут карабин, и платформа, на которой стоял фотоаппарат и было еще несколько инструментов… Вот она рядом, на расстоянии чуть больше вытянутой руки. Но это «чуть больше» было ключевым. Мы еще посмотрели с тоской, подумали, что, может, орбитальная механика сложится так, что оно приблизится и нам удастся ухватить рукой. Но так и не удалось.

Минаев: А за фотоаппарат из зарплат не вычитали? Типа по описи не хватает?

Сергей: Наверное, в сумме считается, как расходный материал.

Минаев: А никогда не было желания в открытом космосе полетать рядом со станцией? Отцепиться и…

Сергей: Нет, отцепиться желания не было. Это как альпинисту отцепиться от страховки и от скалы. Полетаешь, но недолго, как правило. Здесь полетаешь чуть дольше, но результат будет тот же самый.

Минаев: Делаем вывод, что береженного бог бережет. Собираетесь в полет – пристегнитесь к чему-нибудь. Скажите, вот в космической жизни всякие метаморфозы происходят, изменения, переназначения. Это, кстати, и вас коснулось. Как вы думаете, в целом происходящее в российской космонавтике в итоге к прорыву ведет или…?

Сергей: Ну, на самом деле, мы узнаем результат, когда его увидим. Будем исходить из философского подхода, что все, что не делается, все к лучшему. Действительно требуются какие-то изменения. Потому что то, что происходило в последние годы, к сожалению, показывало, что мы развиваемся не так быстро, как хотелось бы.

Ветрова: Снова в космос не собираетесь?

Сергей: Мне говорили, хорош летать, дай возможность молодым ребятам полетать. Наверное, действительно на той матчасти, которую уже отработали, есть смысл новым набирать какой-то опыт, а тем, кто этот опыт имеет, имеет смысл работать и испытывать новую технику. Я решил, что будет новый корабль сделан – с удовольствием впишусь в программу, если здоровья хватит к тому времени.

Дима: У нас ветеран был вчера в эфире - Павел Виноградов. Он сказал: «Крикалеву еще летать и летать».

Сергей: Да-да-да-да, Паша знает… Ему как раз в полете полгода назад исполнилось 60 лет. Возрастной рекордсмен.

Минаев: Мы коснулись, кстати, его юбилея. Он рассказывал, как отмечали юбилей на станции.

Сергей: Приходили его поздравлять, одели ему бабочку.

Ветрова: Хочу дурацкий вопрос задать. Домой, когда приходят, тапочки одевают. А вы на МКС как?

Сергей: А мы босиком там были.

Дима: Босяки. 

(смеются)

Сергей: Дело в том, что нет смысла там носить тапочки. Единственное, что иногда на носки сверху надевали такие, как их называли «унтята» – это действительно то, что в унты одевали летчики, когда летали. Такие мягкие сапожки. Связано это с тем, что перераспределяется кровь в организме. Даже, когда нормальная температура, ноги стынут, мерзнут. И, чтобы было теплее, надевали эти унтята.

Минаев: С нами на связь вышел Николай из Москвы. Николай, доброе утро!

Николай: Доброе утро! Здравствуйте, Сергей! Поздравляю вас с наступающим праздником. Вы достаточно резко высказывались против путешествия на Марс без возвращения. Почему? Дело-то вроде такое хорошее. Тем более люди хотят стать героями, такая жертвенность. Почему вы против?

Сергей: Ну, насчет героев не знаю – это отдельный вопрос. Я вообще отрицательно отношусь к суицидальным наклонностям.

Ветрова: А вы это так оцениваете?

Сергей: Я считаю, что это так, когда люди заведомо летят, чтобы назад не вернуться.

Минаев: Вы думаете, их всех надо поставить на учет? Типа, таких не берут в космонавты?

Сергей: Я думаю, что это диагноз. Если человек готов прыгнуть с небоскреба головой вниз, мол, а вдруг останусь жив – я считаю, тут проблемы с психикой.

Ветрова: А как вы тогда оцениваете программы освоения Луны? Там вроде все проще, но просто очень много денег хотят туда тратить.

Сергей: Я не знаю, как тут с точки зрения денег. Денег придется потратить, как и всегда на развитие нового. Другое дело, должно быть разумное количество. Я думаю, что Луна – это естественный следующий шаг. Марс, наверное, будет все-таки после. Луна поближе, можно отработать какую-то безопасность. Точно так же, как перед  тем, как переплывать океан, надо научиться переплывать море.

Минаев: Я вот хотел спросить по поводу Луны, вы, когда летали, вы же много раз были в космосе, мимо Луны пролетали, флаг американский не видели, который они там оставили?

Сергей: Флаг не видели. Мы пролетали на не очень сильно отличающимся расстоянии, которое мы видим на Земле.

Минаев: Говорят в последнее время, что это все фальсификация.

Сергей: Я не склонен придерживаться такой точки зрения, я лично знаю людей, которые были в эту программу завязаны. Мое мнение: полет был, люди там были. К сожалению, эта программа завершилась и не продолжилась.

Ветрова: Вы уже упомянули, что 12 апреля будете в Брянске, открывать памятник Юрию Гагарину, если ничего не путаю, должна будет открыться выставка ваших фотографий.

Сергей: Выставка живет своей жизнью, где-то фотографии путешествуют с места на место.

Ветрова: Выставка называется «Живопись творца».

Сергей: Да, когда думали, как назвать, сошлись на мысли, что это будет наиболее отражающим смысл названием. То, что создано природой, на самом деле очень красиво. Иногда может быть особенный взгляд можно показать с определенного ракурса. Выбирали  красивые фотографии, которые хотелось бы показать людям.

Ветрова: А Творец – это природа или бог?

Сергей: Природа, наверное, правильнее говорить.

Ветрова: То есть это вы не про себя?

Сергей: Нет, ни в коем случае.

Минаев: А какие фотографии там будут представлены?

Сергей: Я не знаю все, фотографий там будет очень много. Скорее всего, это фотографии в основном Земли.

Минаев: А вы людей, животных, кошек, например, фотографируете?

Сергей: В космосе – нет.

Ветрова: (смеется)

Минаев: А еду в ресторане? Как это принято сейчас: фотографируют, а потом в интернет выкладывают.

Ветрова: Ваши фотографии ограничиваются только производственной необходимостью или вы этим в принципе увлекаетесь и на Земле?

Сергей: Все подряд фотографировать неинтересно. Хочется сфотографировать нечто такое, чем потом хочется поделиться. Непросто ерунду снять и пусть все остальные смотрят. А снять то, что нравится мне и, я надеюсь, понравится другим. Иногда ты сфотографировал, а люди начинают видеть там, то, что ты не видел, на что не обращал внимания сам. Помню, снял побережье Иссык-Куля, оно попало как раз в перечень выставки. Терешкова увидев это, сказала: «Ой, какая красивая фотография! Смотрите, похоже на контуры ангела!» Действительно береговая линия и складки местности выглядят так, как будто контур головы и что-то похожее на крылья. Поэтому Терешкова попросила такую фотографию, сделал я ей копию, она повесила у себя в офисе.

Ветрова: Сергей, многие говорят, что не хватает популяризации космоса в нашей стране. Недавно сняли фильм о Гагарине: «Гагарин. Первый в космосе». Вы его видели?

Сергей: Видели.

Ветрова: Впечатлениями поделитесь?

Сергей: Этот фильм буквально в самом начале его проката показали в Звездном Городке, собрали людей, имеющих прямое отношение к космонавтике в большую аудиторию, пригласили и некоторых космонавтов, был, кстати, Алексей Архипович Леонов. У меня осталось хорошее впечатление оттого, что фильм – добрый, оставляет положительные эмоции. Есть некоторые перекосы. Космонавты, такое ощущение, что они и делают только, что ходят и рассуждают, кто из них первый полетит – и это единственное, что их заботит.

Ветрова: А это не так?

Сергей: Конечно, нет. Я хочу сказать, что они думали, кто будет первым, но не с таким большим акцентом, как это показано в фильме. Вот это перекос.

Ветрова: Если взять вашу космическую биографию, какой бы ее эпизод вы бы экранизировали?

Сергей: Это был бы, наверное, собирательный образ по разным полетам: в одном было интересно одно, в другом другое. И, кстати говоря, про фильм. Так получилось, задали мне вопрос, второй мой полет – там было много интересных моментов, у нас к тому времени на борту оказалась профессиональная камера, перед нами летал японский журналист. Профессиональная камера – взрослым мальчикам попалась хорошая игрушка, захотелось поснимать. Мы достаточно много снимали, получились неплохие съемки. До сих пор я вижу периодически кадры снятые тогда, попадают на экраны, когда нужно что-то показать о космосе. Было снято несколько разных документальных фильмов, один даже представлялся на Канском кинофестивале, куда меня пригласили пройтись по красной ковровой дорожке, как соучастника этого фильма. 

Ветрова: Ух ты! Как все интересно!

Минаев: Ну, дорожка как, действительно красная, да?

Сергей: Красная, да. Проблема возникла только в том, что надо было обязательно искать бабочку.

Минаев: Бабочка у Виноградова была.

Сергей: У Виноградова на Дне рождении было хорошо приготовлено, очень понравилось, когда его поздравляли.

Минаев: Спасибо большое за интересный рассказ!

Ветрова: Поздравьте всех с Днем космонавтики.

Сергей: Я бы хотел и всех радиослушателей, и вас поздравить с Днем космонавтики, хотел бы напомнить, что совсем недавно это стал международный День. Поэтому я поздравляю наших слушателей и здесь, и тех, кто, может быть, находится вдали от страны. Всех с этим замечательным праздником! Будем надеяться, что мы его будем праздновать еще много лет!