Аллея звёзд — Олег Котов - инструктор-космонавт-испытатель

Олег Котов -  инструктор-космонавт-испытатель, 100-й космонавт России.
Олег Котов - инструктор-космонавт-испытатель, 100-й космонавт России.

ЦИТАТЫ:
«Формально существует на станции документ «Кодекс поведения», где прописана правовая обязанность членов экипажа. И у командира экспедиции есть чуть-чуть больше прав и намного больше обязанностей, чем у рядового космонавта или астронавта. Никакие дисциплинарные воздействия за все время полета станции не применялись, и, надеюсь, не до этого не дойдет.»
«Наверное, это свойство любой профессии: когда ты «там», как-то хочется сюда побыстрее, а когда «здесь» – там неплохо.»
«Пожить в трехмерном пространстве, когда ты не привязан к системе координат: вверх низ право лево, стены… Когда понимаешь, что живешь в 3D пространстве, и мыслишь также, и работаешь. В принципе все-так. Интересно. И опять же, чем работа интересна - она нестандартна. В основном творческая.»

ИНТЕРВЬЮ:

Слушать интервью

Минаев: Привет друзья, у нас сегодня День космонавтики, в субботу мы находимся в студии и чувствуем себя при этом хорошо. И по поводу всенародного праздника к нам в гости пришел герой России, летчик-космонавт Олег Котов. Олег, доброе утро!

Дима: С праздником!

Олег: Доброе утро всем радиослушателям! Всех с праздником. День сегодня действительно замечательный, 12 апреля - народный день космонавтики и вообще наш профессиональный праздник.

Минаев: Скажите, а в детстве вы отмечали этот праздник?

Олег: Конечно, в школе перед 12 апреля обязательно устраивались какие-то конкурсы, например, в младших классах что-то рисовали, связанное с космосом, в старших классах проекты писали и тогда же думали, куда же мы полетим через десять лет. Помню, писал, что будут уже другие планеты, международные станции, что чуть ли не с инопланетянами будем…

Ветрова: А ваши детские рисунки сохранились на тему космоса?

Олег: Нет.

Ветрова: Жаль.

Минаев: Рисовали много?

Олег: Есть выставка картин Алексея Леонова, репродукции, правда. Это не сами картины.

Минаев: Тем не менее, могли бы и ваши повесить…

Олег: Мои попроще…

Дима: В этом году нашу космическую неделю на Ретро FM представляет легендарный человек, который первым шагнул в открытый космос – Алексей Архипович Леонов. Я волнуюсь даже, когда вспоминаю. Вопрос о Леонове и других ветеранах. Они же наверняка и общаются с теми космонавтами, которые моложе. Кто из наших легендарных космонавтов дал вам больше всего?

Олег: Сложно выделить кого-то одного. Действительно общение с ветеранами-космонавтами продолжается, при том это касается не только первого, второго отряда, но и более поздних поколений. Это особенно важно для ребят, которые только собираются в свой первый полет. Начинаешь кому-то рассказывать из молодежи, что там и как, и думаешь: «Вот тебе и раз, вот ты уже и ветеран!»

Ветрова: С момента вашего первого полета в космос по сравнению с крайним, как любят говорить космонавты и представители других отважных профессий, насколько изменились условия пребывание космонавтом на орбите? Насколько это сейчас комфортнее?

Олег: Станция изменилась существенно, больше чем в два раза увеличилась в объеме.

Дима: Такая огромная – там скоро, наверное, в футбол можно будет играть?

Олег: Ну, можно…

Дима: Только смотря в какой.

Олег: Мы и играли.

Ветрова: Расскажите поподробнее.

Олег: Был мячик.

Минаев: А как он там летал в невесомости?

Дима: Непредсказуемо.

Минаев: Там, наверное, отскакиваешь от мяча!

Олег: Ну, зачем вы так говорите? Это физику надо учить! Мячик – он легкий.

(смеются)

Минаев: Ой, это не к нам! Откройте секрет, в космосе, на станции, есть какая-то система наказаний или поощрений? Губа какая-нибудь. Как в армии?

Олег: Нет, формально существует на станции документ «Кодекс поведения», где прописана правовая обязанность членов экипажа. И у командира экспедиции есть чуть-чуть больше прав и намного больше обязанностей, чем у рядового космонавта или астронавта. Никакие дисциплинарные воздействия за все время полета станции не применялись, и, надеюсь, не до этого не дойдет.

Минаев: В самоволку никто не уходил, значит?

(смеются)

Дима: Что ж. Смотрим СМС. Вопрос от Михаила из Москвы: «Ваш знаменитый выход с факелом имел какое-то научно-практическое значения или это все только для красоты?»

Олег: Для популяризации спорта.

Дима: Ясно. Коротко и ясно.

Ветрова: А скажите, сколько факелов было с вами на борту? Ну, вдруг унесет. И что делать? Наверняка были запасные?

Олег: Нет, факел настоящий был один. И был еще макет просто для того, чтобы примерить в корабль, на возвращение, куда положить, как завернуть, потому что главная задача ни сколько доставить, ни как вынести в открытый космос, а как в целости и сохранности вернуть на землю.

Ветрова: А его потом спиртом протирали, чтобы убить всякие космические бактерии?

Олег: Это, простите, уже…

Ветрова: Понятно.

Дима: Еще вижу вопрос.

Минаев: Наталья из Нижнего Новгорода пишет. Поздравляет с праздником. К вам обращается: «Олег, даже на фото видно, что вы настоящий мужчина, - вот такой комплемент вам. – «Когда в последний раз приходилось драться?»

Олег: С кем? С собой приходится драться, уговаривать себя….

Ветрова: Ну, отстаивать честь женщины, с мужичком каким-нибудь поспорить.

Олег: Давно. Даже не помню.

Дима: Но было ведь!

Ветрова: То есть вы силой слова решаете вопросы?

Дима: Силой убеждения.

Минаев: Ну, я думаю, раз вы здесь – значит, вы победили.

Дима: Я опять вспоминаю космонавтов-ветеранов, которые приходили и заслуженно хвастались. Например, Владимир Коваленок рассказывал, что он из космоса видел настолько хорошо косяки рыб, что нашей рыболовецкой промышленности чуть ли не за деньги помогал годовой план выполнять. Алексей Архипович Леонов вчера рассказывал, что разработал какую-то уникальную систему цветопередачи. А у вас какие-то практические или научные достижения есть? Лично ваши или достижения ваших экипажей, которыми вы можете гордиться.

Олег: Достаточно сложный вопрос…

Ветрова: Расскажите, какие для вас научные исследования были наиболее интересными в космосе.

Олег: Медицинские. То есть вообще интерес был исследовать, у нас был такой очень хороший эксперимент, направленный на изучение движений человека в космосе: сохранение позы, как себя чувствует, как мышцы работают, как опорные реакции в космосе проходят, почему летают так или так. Решили, наконец, исследовать, сделали программку интересную, с нашей помощью, потому что экипаж у нас был уникальный, неповторимый, наверное. У нас в составе экипажа был врач - я, биолог Сергей Рязанский. Медико-биологическая направленность. Часть научной программы была заточена под нас, в частности этот эксперимент. Надеюсь, будут интересные данные, расшифруют, получат результат. Может, где-то поможет в будущем, чтобы потом использовать это при конструкции скафандров и шитья одежды, которая нужна космонавтам для полета в невесомости.

Минаев: Ждем результатов!

Ветрова: Когда мы решимся полететь, все будет совсем удобно и комфортно – благодаря вам!

Минаев: И одежда будет хорошая! По поводу СМС. Николай из Петербурга пишет: «Олег, с Днем космонавтики! Есть ли какие-то данные, эксперименты, которые вы должны хранить втайне от иностранных членов экипажа?» Поэкспериментировал, свернул – и все.

Олег: Интересный вопрос, конечно. Корнями из советской истории. Нет, во-первых, станция - международная, программа тоже международная и научная программа тоже во многом международная. И меняется в сторону еще большего объединения. В ближайшее время у нас одни и те же эксперименты будут выполняться всеми членами экипажа в независимости от их национальности.

Минаев: Все честно. СМС от Андрея из Москвы: «У кого зарплата больше? У американских астронавтов или у наших космонавтов?».

Олег: Ну, мы же Газпром…

Минаев: А они тоже там, рядом.

Дима: Они уже улетели.

Минаев:  В невесомость.

Дима: Ладно, давайте перейдем от не очень веселого. А по уровню жизни сопоставима наша и американская?

Олег: Думаю, да. Примерно одинаково.

Минаев: Космические зарплаты у наших космонавтов?

Олег: Космические. Но больше такого, ближнего космоса.

Минаев: Ну, понятно.

Ветрова: Все космонавты, с кем мы говорили, все хотят в космос обратно. Никто не говорил: «Нет, я больше туда не хочу». Почему вы туда все хотите?

Олег: Может быть, дело в чем-то на Земле?

Ветрова: Это действительно так?

Олег: Конечно, не так. Наверное, это свойство любой профессии: когда ты «там», как-то хочется сюда побыстрее, а когда «здесь» – там неплохо. Не буду говорить за всех. Мне нравится работать там.

Дима: Самореализация.

Олег: Даже не только самореализация. Пожить в трехмерном пространстве, когда ты не привязан к системе координат: вверх низ право лево, стены… Когда понимаешь, что живешь в 3D пространстве, и мыслишь также, и работаешь. В принципе все-так. Интересно. И опять же, чем работа интересна - она нестандартна. В основном творческая.

Минаев: Большая просьба, поздравьте наших слушателей с этим праздником замечательным, скажите им пару ласковых!

Олег: С большим удовольствием это сделаю, потому что праздник действительно замечательный, международный. Хочу пожелать всем радиослушателям этой радиостанции всего самого хорошего и, наверное, самого главное: здоровья. И, такой девиз: «Не переставайте мечтать!»

Ветрова: Золотые слова! И вас еще раз с Днем космонавтики!

Олег: Спасибо!