Аллея звёзд — Алексей Овчинин - космонавт-испытатель

Алексей Овчинин - космонавт-испытатель
Алексей Овчинин - космонавт-испытатель

ЦИТАТЫ:
«Почему я выбрал позывной Бурлак? Я родом из города Рыбинска, это Ярославская область. Рыбинск в давние времена был столицей бурлаков. Поэтому эта некая такая ассоциация. Это родной город, город, где я родился и вырос. То есть хотелось, чтобы это звучало.»
«Стать женой космонавта, это примерно то же самое, как если хочешь стать женой генерала - сначала нужно выйти замуж за лейтенанта.»
«Не так давно я ездил в Воронежскую область. Один из школьников мне задал такой вопрос: «Если бы Владимир Путин захотел полететь с вами в космос, вы бы его взяли с собой?». Я ответил, что если бы Владимир Путин взял бы меня с собой, то, конечно, я полетел бы.»

ИНТЕРВЬЮ:

Слушать интервью

 

Минаев: Добрейшего всем утреца, друзья!

Годунова: Доброе утро!

Минаев: Итак, ребята, у нас «Космическая неделя» на Ретро FM. Сегодня второй день гуляем по этому поводу. Второй гость в студии. К нам сегодня приземлился лётчик-космонавт, подполковник запаса, 120-й космонавт России, Алексей Овчинин! Встречам! Доброе утро!

Овчинин: Доброе утро!

Минаев: Мы вас поздравляем с наступающим Днём космонавтики, который грянет уже завтра. Хотелось бы вот о чём спросить: вас зачислили в отряд космонавтов 11 октября 2006 года, ничего вроде бы не путаю?

Овчинин: Всё точно.

Минаев: А как это происходило? Вам пришла повестка? Или из Центра управления полётами позвонили, сказали, приезжай срочно, дело есть. Или какие-то традиции существуют? Как зачисляют в космонавты?

Овчинин: Те претенденты, которые были отобраны в отряд - нас было семь человек. Нас поставили в известность, что именно в этот день в Роскосмосе состоится межведомственная комиссия, на которой примут окончательное решение, берут нас в отряд космонавтов или нет. Соответственно, мы всем составом приехали в Роскосмос, прошла эта комиссия, где нас всех зачислили в отряд космонавтов. После этого начались тяжёлые трудовые будни.

Минаев: Мальчишник-то был после этого? Собрались, отмечали?

Овчинин: Если честно, нет. Все были на пределе. И после того, как огласили вердикт, расслабились и было как-то не до этого.

Годунова: Алексей, ваш родной город - Рыбинск. На первый взгляд, отношения к авиации или к космонавтике не имеет никакого. А откуда у вас такое стремление в космос?

Овчинин: Тут вы полностью неправы. Рыбинск имеет самое прямое отношение к авиации, космонавтике. Там находится одно из самых крупных авиадвигательных предприятий «Рыбинские моторы», сейчас НПО «Сатурн», предприятие, на котором производятся двигателя для гражданских и военных самолётов. Например, для всем известного суперджета. Двигатели у нас делают также очень много предприятий издавна, с момента образования пилотируемой космонавтики работают для космонавтики и в интересах космонавтики. Поэтому я считаю, что это неслучайно.

Минаев: Всё понятно теперь.

Годунова: Наверное, раньше эта информация была строго засекречена.

Минаева: А то, что вы рассекретили, вам от начальства нагоняев не будет за это?

Овчинин: Я думаю, нет, обойдётся.

Минаев: Алексей, ведь вы один из немногих космонавтов, кто имеет музыкальное образование. Причём по классу фортепьяно. Закончили музыкальное школу. Да?

Овчинин: Было такое дело. В своё время, учась в общеобразовательной школе, я параллельно учился в музыкальной школе, которую закончил.

Минаев: Вы любите рок-музыку?

Овчинин: Да, люблю рок-музыку. А помимо рок-музыки, люблю и классическую. Но предпочтение отдаю рок-музыке.

Минаев: Отечественной или зарубежной?

Овчинин: И зарубежной, и отечественной. Находясь на борту МКС, с удовольствием слушал наши рок-группы - Арию, Валерия Кипелова.

Минаев: Это прямо heavy-metal.

Овчинин: Слушал и такие группы, которые сейчас, наверное, мало кто знает: Чёрный кофе, Игорь Куприянов, Лига Блюза.

Минаев: Вкус понятен. А сами на борту МКС не хотели записать какой-нибудь музыкальный альбомчик?

Овчинин: Это дело такое серьёзное, требующее достаточно много времени. Но могу сказать, что находясь на борту МКС, мы нашли синтезатор, который там находился. И, время от времени, я на нём поигрывал.

Минаев: А как он там оказался, кто его туда притащил?

Овчинин: Его привезли достаточно давно наши американские партнёры. И он там хранился, лежал. Мы его нашли и использовали по назначению.

Годунова: То есть в космосе всё-таки удалось рок-музыку поиграть.

Овчинин: Нет, в космосе удалось поиграть классическую музыку. Играл, например, Бетховена «Лунную сонату».

Минаев: «Лунная соната» - это обстановка навеяла?

Овчинин: Наверное, да. Обстановка располагала, атмосфера располагала, поэтому выбор пал на «Лунную сонату».

Минаев: Видишь, Тань, что в космосе происходит. День космонавтики космонавты, я так понимаю, отмечают по полной программе. Банкеты, праздничные столы. Я к чему клоню? Вы принимали участие в дегустации 160 космических блюд, выставляли им оценки. Это было на Земле или было на МКС?

Овчинин: Нет, это было на Земле, перед полётом. Мы опробовали весь ассортимент блюд, который нам могут предложить для космического полёта.

Минаев: А какое блюдо тогда получило высший бал? И какое - низший?

Овчинин: Такого не было, чтобы какое-то одно получило высший или низший бал. Было несколько видов блюд, которые были оценены более низкими оценками, какие-то более высокими оценками. Могу сказать одно: рацион космический достаточно вкусный.

Минаев: Насчёт еды хочу уточнить. Вы что-то дегустируете. Вам что-то не нравится, вы говорите: «Соли не хватает!» Досаливают или оставляют как есть? Какие-то мелкие рекомендации выполняют?

Овчинин: Блюда на соль достаточно хороши. Но вкусы у всех разные. Кому-то, если вдруг потребуется - чуть более солёное блюдо, то у нас на борту есть соль, но она не в том привычном виде. У нас есть такие специальные пузырёчки, в них находится солёная вода. То есть мы эту воду добавляем в то или иное блюдо и дальше кушаем.

Годунова: Как интересно!

Минаев: Перец на МКС использовать, значит, нельзя, а то чихать все будут.

Годунова: Все космонавты, которые бывают у нас в гостях, говорят, что видели инопланетян.

Минаев: Таня волнуется по этому поводу.

Годунова: Вы надеетесь их встретить? Если честно?

Овчинин: Я пока, к сожалению, не видел инопланетян. Специально мы, конечно, не готовимся ко встрече инопланетян, и, если вдруг случится чудо и мы с ними повстречаемся, наверное, действовать будем по обстановке.

Минаев: Я себе представить не могу такую обстановку.

Годунова: Сначала надо поздороваться.

Овчинин: Конечно. Потом надо определить, насколько дружелюбно отношение к тебе. Дальше, надеюсь, завяжется беседа.

Минаев: А как это дружелюбие определить? Мало ли, кого встретишь...

Овчинин: Вдруг огоньками будет сверкать.

Минаев: Да, как понять, дружелюбное ли отношение к тебе?

Овчинин: Во-первых, это можно по внешнему виду определить: по мимике, по жестам. То есть, на самом деле вариантов много.

Минаев: Вы были космонавтом-дублёром с 2012 по 2015 года. Позиция дублёра, скажите, стимулирует активные работы или наоборот можно расслабиться, и так где-то себе давать поблажку?

Овчинин: Расслабляться, конечно, ни в коем случае нельзя. Потому что дублирующий экипаж готовится по той же самой программе, что и основной экипаж. И дублирующий экипаж должен в случае, если вдруг не дай бог что-то случается с основным экипажем, в любой момент подстраховать, подхватить эстафету основного экипажа. Поэтому никакого расслабления, всё очень серьёзно.

Минаев: Были какие-то у вас на МКС ситуации, которые не тренировались на Земле?

Овчинин: Да, такие ситуации были.

Минаев: А что там такое могло случиться? Что выбивало из колеи?

Овчинин: Из колеи нас ничего не выбьет, скажу так. Действия в различных внештатных ситуациях - нас готовят заранее. Те ситуации, которые у нас возникали, были несерьёзные. То есть, если у нас что-то случается на борту, мы выходим на связь с ЦУПом - центром управления полётами - обрисовываем ту ситуацию, которая у нас случилась. А потом совместное принимаем решение. Мы всё делаем согласно рекомендациям, чтобы проблем не было.

Минаев: А без ЦУПа нельзя принять решение?

Овчинин: Без ЦУПа только в том случае, если нет связи с ЦУПом. А во всех остальных случаях обязательно мы должны доложить и уже принимать совместное решение.

Годунова: Наши космонавты всегда ко всем нештатным ситуациям готовы.

Овчинин: Это я подтверждаю.

Минаев: А я понял, что без начальства никуда - даже в космосе. Мы восхищаемся вашей работой. Это на самом деле фантастика отрываться так далеко от Земли и находиться там огромное количество времени. Вы знаете, на вас смотришь, у вас конституция не космонавта, а скорее борца. Это помогает работе в космосе? Или усложняет? Потому что очень мощно так, солидно.

Овчинин: То, что не мешает - это точно. Конечно, помогает. Во время космического полёта каждый из космонавтов испытывает огромные физические нагрузки. Если вдруг экипаж выходит в открытый космос, вся работа осуществляется на руках. Ноги в космосе практически не нужны. Поэтому физическая форма помогает.

Минаев: Мышечную массу набираете. Перед взлётом взвешивают космонавтов? Есть регламент, скажем, что нельзя весить больше ста килограмм. Ну, это я махнул, конечно.

Овчинин: Да, есть ограничения по весу и по креслу, в котором располагается космонавт. Каждый космонавт следит за своим весом. Есть ограничения по весу между космонавтом или астронавтом, находящимся в правом или левом кресле. Потому что это влияет на центровку спускаемого аппарата - корабля, в котором находится экипаж.

Минаев: Не типа занимайте лучшие места?

Овчинин: Все места распределены заранее.

Годунова: Когда мы готовились к встрече с вами, мы заметили, что вы очень мало даёте интервью. В основном, что нам удалось найти, это ваши встречи с подрастающим поколением.

Овчинин: Да, я люблю встречаться с детьми, со школьниками, учащимися различных учебных заведений. Порой дети задают настолько интересные вопросы, что на некоторые не сразу можешь ответить.

Минаев: А вы помните вопрос детский, который вас в тупик поставил?

Овчинин: Не так давно я ездил в Воронежскую область. Один из школьников мне задал такой вопрос: «Если бы Владимир Путин захотел полететь с вами в космос, вы бы его взяли с собой?».

(смеются)

Годунова: Хороший вопрос!

Минаев: А какой ответ-то был?

Овчинин: Я ответил, что если бы Владимир Путин взял бы меня с собой, то, конечно, я полетел бы.

Годунова: Хороший ответ!

Минаев: Действительно, космонавта ничем из седла не вышибешь! У нас на проводе Татьяна из Москвы. У неё есть вопрос к настоящему космонавту. Татьяна, доброе утро!

Татьяна: Здравствуйте! Алексей, скажите, пожалуйста, вы женаты?

Овчинин: Да, женат.

Годунова: Какой прямой вопрос.

Татьяна: Это прекрасно. Скажите, очень интересно, какими качествами должна обладать женщина, чтобы стать женой космонавта.

Минаев: У вас какие-то планы, Татьяна?

Татьяна: Просто любопытно.

Овчинин: Хороший вопрос, спасибо. Стать женой космонавта, это примерно то же самое, как если хочешь стать женой генерала - сначала нужно выйти замуж за лейтенанта.

Годунова: И 20 лет с ним по гарнизонам помотаться.

 

Овчинин: Когда я женился, я не был космонавтом, я был лётчиком. Но жизнь не стоит на месте. Я прошёл отбор в отряд космонавтов. И теперь я космонавт. Конечно, семьям и жёнам тоже достаётся. В том плане, что мы очень много времени проводим на подготовке, постоянно в разъездах. Поэтому жёнам приходится и детям всё это терпеть. Когда мы улетаем в космос, ожидание полугодовое. Поэтому, прежде всего, хочется сказать за это нашим семьям огромное спасибо. И сказать, что мы вас очень любим.

Минаев: Так что получается, жена космонавта - это работа? Служба?

Овчинин: Да, это профессия, наверное.

Минаев: Ты бы смогла так, Тань?

Годунова: Конечно!

Минаев: Серьёзно?

Годунова: Да!

Минаев: Вот у тебя муж-то сейчас обрадуется!

(смеются)

Годунова: Улетит в космос скоро.

Минаев: Когда вы были на МКС, у вас позывной был Бурлак. Я так понимаю, что вы сами его придумали. А почему именно это слово?

Овчинин: На самом деле, всё очень просто. Каждый командир экипажа перед полётом выбирает себе позывной.

Минаев: А вы командиром были?

Овчинин: Да, я был командиром экипажа. И потом в последующих полётах используется этот позывной и дальше. Почему я выбрал позывной Бурлак?  Я родом из города Рыбинска, это Ярославская область. Рыбинск в давние времена был столицей бурлаков. Поэтому эта некая такая ассоциация. Это родной город, город, где я родился и вырос. То есть хотелось, чтобы это звучало.

Минаев: Но бурлак - это тяжёлая профессия.

Овчинин: Да, это тяжёлая профессия.

Минаев: Позывной не повлиял так, что взвалили на себя всё и потащили МКС и по орбите?

Овчинин: Вы совершенно правы. Это тоже имело значение. То есть, когда я придумывал себе позывной, это тоже имелось в виду. Мы перед полётом делали постер. Он такой шутливый был. Знаете, наверное, картину «Бурлаки на Волге». Вот у нас была картина - лица бурлаков заменили нашими лицами в фотошопе. Ну, а на барже, которую тащили, лежала ракета.

Минаев: Короче, без вьючного труда никуда!

Годунова: Алексей, вы провели в космосе почти полгода. А на какой день после возвращения на Землю, вас потянуло обратно в космос?

Овчинин: После возвращения, после того, как акклиматизировался, привык к земным условиями, прошёл реабилитацию, стали снова возникать мысли, что пора.  

Годунова: Сколько времени прошло?

Овчинин: Месяц-полтора...

Годунова: То есть уже через месяц потянуло в космос.

Овчинин: Да.

Минаев: А не было мысли, пока акклиматизировались, что больше никогда в жизни в космос ни ногой?

Овчинин: Нет, такой мысли не было. И, надеюсь, не будет. Хочется снова это повторить.

Минаев: Получается так, что вы летите, вы командир. Переходите на борт МКС - вы уже не командир.

Овчинин: Борт-инженер.

Минаев: Не обидно, скажем так, терять статус?

Овчинин: Да нет. У нас равноправие. И то, что я командир корабля, а кто-то другой командир станции - ничего страшного.

Минаев: Вы впервые полетели в космос в 45 лет. Тяжело поддерживать такую форму физическую, да и моральную для выполнения сложных задач? Если брать аналогии с «земными» профессиями, 45 лет - это, скажем так, в балете уже пенсия.

Овчинин: Да нет, не сложно. Поддерживание физической формы велось ни за день, ни за два до космического полёта. Это идёт со школы, с детства, наверное. Постоянно поддерживается физическая форма. После окончания школы я поступил в военное училище. Там у нас постоянно были занятия по физической подготовке. После этого я стал офицером. Мы сдавали различные нормативы. Если хочешь быть в форме, ты должен заниматься физическими упражнениями. И, соответственно, сейчас, находясь в отряде космонавтов мы тоже регулярно достаточно занимаемся физической подготовкой. Потому что это в твоих интересах, если хочешь быть в хорошей физической форме, быстрее адаптироваться к условиям космического полёта, адаптироваться после возвращения к земным условиям, то это просто необходимое условие.

Годунова: Алексей, поздравьте, пожалуйста, наших слушателей с наступающем Днём космонавтики.

Овчинин: Дорогие радиослушатели прекрасной станции Ретро FM! Позвольте вас в этот день поздравить вас с наступающим Днём космонавтики! Пожелать вам, прежде всего, крепкого здоровья, успехов, благополучия. Чтобы все ваши идеи, всё, что вы задумали, всё у вас сбылось, всё получилось. И помните, что, если очень захотеть, можно в космос полететь. Дорогу осилит идущий. Ещё раз с праздником! Всего вам самого наилучшего!