Аллея звёзд — Алексей Глызин - эстрадный певец

Алексей Глызин - эстрадный певец, Заслуженный артист России.
Алексей Глызин - эстрадный певец, Заслуженный артист России.

ЦИТАТЫ:
«В преддверии 8 марта у мужчин учащенно начинает биться сердце, где же взять цветы. Но заранее, за неделю не советую брать. Понимаю, что дешевле. Но лучше взять 8-ого в самый пик, подороже.»
«Стадионы, дворцы спорта. Всегда мы спасались бегством. Иногда приходилось со стадиона убегать быстро-быстро. Потому что люди как зомби бежали за Аллой Борисовной. И мы тоже как трусливые зайцы убегали, чтобы нас никто не настиг.»
«Это началось уже несколько позже. После работы с Аллой Пугачёвой. Это уже были "Веселые ребята". Тогда уже начались поклонницы. Начали показывать в телевизоре. А телевизор – это страшная штука.»

ИНТЕРВЬЮ:

Минаев: Граждане, с добрым утром!

Молодцова: Доброе утро!

Минаев: Дамы, с наступающим! Завтра 8 марта!

Молодцова: Ой!

Минаев: Дожили! Дождались! Подарок для вас приготовили. Сегодня у нас в гостях Алексей Глызин. Вот так вот! Собственной персоной! В хорошем, по-моему, настроении.

Глызин: Да, всем привет, друзья! Главное, что мы не замерзли. Холода были настоящие. Был нормальный мороз. А теперь уже потепление.

Минаев: Это женское тепло тебя уже обволакивает.

Глызин: Согласен.

Минаев: Вот такой ты подарок у нас. Практически мимоза! 8 марта!

Глызин: Мимоза в чемодане такая!

Минаев: Уже распустившаяся! В хорошем смысле этого слова!

(смеются)

Глызин: Спасибо!

Минаев: А какой ради дам прекрасный самый безумный поступок ты совершал?

Глызин: Уезжал. К дамам. Мне так хотелось видеться, что я все бросил и полетел буквально на один день далеко-далеко-далеко. Куда-то в Рио-де-Жанейро. А на следующий день я улетел.

Минаев: Из Москвы?!

Глызин: Из Москвы. Я летел не прямым рейсом. Есть, допустим, рейс через Голландию. Через Голландию я летел.

Минаев: Понимаю.

Глызин: Поэтому я и полетел.

(смеются так, будто вернулись из Амстердама)

Минаев: Ясно. Долетел хоть?

Глызин: Еще как.

Минаев: Отпустило?

Глызин: Еще и на обратный путь хватило!

Минаев: Прекрасный поступок! Надо будет повторить!

Глызин: А это прямой эфир? Эм… Летайте самолетами через Голландию! В любой точке земли вы будете в полном порядке!

Молодцова: А женщины ради вас летали? Я про безумные поступки. Кто-то делал?

Глызин: Я надеюсь, что летают до сих пор. Я этим горжусь. Даже я бы сказал, "гордюсь" в каком-то смысле. Потому что от слова «гордость».

Минаев: М… ну это понятно! Вот такой вот скромный человек!

Глызин: Не притязательный! Мимоза в полном расцвете сил!

Минаев: Любимец женщин у нас сегодня в гостях.

Глызин: В преддверии 8 марта у мужчин учащенно начинает биться сердце, где же взять цветы. Но заранее, за неделю не советую брать. Понимаю, что дешевле. Но лучше взять 8-ого в самый пик, подороже.

Минаев: Или искусственные.

Глызин: Не надо искусственные. Не скупитесь. Готовьте деньги заранее.

Молодцова: Вы как настоящий мужчина, мы знаем, служили в армии. Причем в авиационном техникуме были. А девушкам, наверное, писали, что летчик.

Глызин: Да, говорил, что замерзаю на льдине, что я полярный летчик. На самом деле я был авиационным механиком. Занимался реактивными самолетами, их двигателями.

Молодцова: А хватало у молодого Глызина времени на музыку?

Глызин: Мне повезло в каком-то смысле. Потому что у нас был клуб, была наша комната, где стояло наше оборудование. И мы занимались там музыкой. И играли всякую музыку. Этот ансамбль назывался «Полет». Опять же к Голландии имеет отношение.

(смеются)

Минаев: Слушай, ты же после аэродромной службы перешел в музыкальный взвод. Что это вообще за музыкальный взвод такой?

Глызин: Это 46-ой музыкальный взвод. Приехали, и спросили, кто умеет петь, играть? Я сказал, что мог бы петь. Говорят, ну спой что-нибудь. Я что-то заголосил (эффектно голосит: «Эх, полная моя коробочка!»).

Минаев: Прям вот так вот?

Глызин: Прям вот так вот. Было страшно, думал, вдруг не возьмут. Взяли.

Минаев: Легче стало служить, когда запел?

Глызин: Стало чуть-чуть легче. Все два года я посвятил многим вещам. Я фотографировал у стенки нашего туалета, поскольку она была беложелтая. Потом продавал. Купили магнитофон «Нота», на базе которого мы сделали ревербератор.

Минаев: А что ты фотографировал?

Глызин: Фотографировал лица этих людей. А поскольку у нас служило много ребят из Средней Азии, мне часто говорили: «Это не моя фотография!» Я говорил: «Да какая разница, бери эту!» Их было человек пятьсот.

Минаев: В самом начале карьеры ты поработал во многих коллективах: "Добры молодцы", "Самоцветы", "Ритм". А почему такая текучка-то у тебя была коллективов? Что тебе на одном месте не сиделось, на самом-то деле?

Глызин: Я искал себя как-то, искал, искал. А потом взял, и нашел. Чего искал, зачем искал…

Минаев: Ты менял место работы, менял адреса, менял города. Поклонницы за тобой от группы к группе перемещались именно твои непосредственно.

Глызин: Это началось уже несколько позже. После работы с Аллой Пугачёвой. Это уже были "Веселые ребята". Тогда уже начались поклонницы. Начали показывать в телевизоре. А телевизор – это страшная штука.

Минаев: И сразу поклонницы, сразу письма.

Глызин: Колбаса в магазине без очереди.

Молодцова: Вы сказали, что работали с Аллой Пугачевой, насколько мы знаем, год. Легко ли было работать с Примадонной? Может, это такой тяжелый труд?

Глызин: Это было время золотое для всех. И для музыкантов, и для тех, кто сопровождал.

Минаев: Директоров филармоний.

Глызин: И для тех, кого посадили намного.

Минаев: Это уже другое время.

Глызин: Стадионы, дворцы спорта. Всегда мы спасались бегством. Иногда приходилось со стадиона убегать быстро-быстро. Потому что люди как зомби бежали за Аллой Борисовной. И мы тоже как трусливые зайцы убегали, чтобы нас никто не настиг.

Минаев: Вы бежали перед Аллой Борисовной или сзади?

Глызин: В зависимости от ситуации. Если чувствовали, что жареным пахнет – гори оно огнем!

(смеются)

Минаев: Ты уже упомянул группу "Веселые ребята". Ведь группа существовала и до твоего прихода. Но в 80-ом, когда ты там появился, там появился новый дух такой хулиганский, если так можно выразиться. Помню эти видео, которые "Веселые ребята" делали, которые были на советском телевидении. Хулиганство там присутствовало.

Глызин: В хорошем смысле. Это была игра такая, хулиганство хорошее. Так-то хулиганам надо дать в репу, чтобы синяк был. У нас ничего плохо не было. Это была игра. Публике это нравилось.

Минаев: А кто придумал-то идею поменять в эту сторону, чтобы пошло?

Глызин: В большей степени товарищ Слободкин. Искал какие-то новые краски, что-то новое, чтобы коллектив зазвучал по-новому. Там был цикл банановых островов. Потом появились игровые песни, автомобили. Потом появилась песня «Тетя».

Минаев: «Тетя» – это вообще жесть.

Глызин: Переодевание мужчин в женщин. Тогда все это и появилось.

Минаев: Там два солиста же. Ты и Александр Буйнов. Он в женском, ты – в мужском.

Глызин: Он с тех пор это полюбил. И не может выйти из этого имиджа. Саша, тебе привет! С 8 марта! Алену с 8 марта, поздравляю супругу замечательную.

Молодцова: В составе "Веселых ребят" вы объездили всю страну.

Глызин: Во многих странах были.

Молодцова: Венгрия, Чехословакия, Куба.

Глызин: Вообще мои поездки заграничные начались с Финляндии.

Минаев: Серьезная страна по тем временам.

Глызин: Мы там просто спекулировали водкой. Водка, икра, вот это все. У нас был солист, который умудрился даже полбутылки водки отдать финнам. Отпитую.

Минаев: Очень интересно.

Молодцова: О прекрасном, о вас хочу спросить. Вот сейчас вы заняты сольной карьерой. Делаете это здорово, тут уж никто не спорит. А вот легко было в свое время отказаться от командной работы, уйти в сольное плавание?

Глызин: Это был поступок серьезный. Потому что я уходил просто в никуда. У меня не было покровителей, людей, которые говорили бы: «Мы тебе все устроим, телевидение, радио, дадим денег, будешь клипы снимать, будешь везде крутиться». Нет, этого ничего не было. Поехали в тур я, Буйнов, и Чайка. Тогда уже начались корпоративные движения. Это сулило барыши. То есть после наших зарплат странных можно было получать в десятки раз больше денег. Естественно, нас это сломало. Мы же слабые.

Минаев: Не только вы, все слабые.

Глызин: Концерты корпоративные. Витя Чайка был уволен сразу из коллектива. Я даже уволился из коллектива. И мы создали свою группу. Тогда это были стадионы, дворцы спорта. Огромные аудитории. А корпоративы появились уже позже. Деньги тогда никто не считал. Поэтому приглашали различные девичьи коллективы, которые были никак не одеты. Слегка.  

Минаев: До нас дозвонилась Марина из Оренбурга! Доброе утро! Мы вас с наступающим 8 марта поздравляем от всей нашей души!

Марина: Доброе утро! Спасибо большое!

Минаев: И вот подарок, Алексей Глызин!

Глызин: Доброе утро! Мы с вами в прямом эфире на Ретро FM.

Марина: Когда вы были в "Веселых ребятах", ходили слухи, что вы с Александром Буйновым братья, у вас одна жена на двоих, а в-третьих, вы друг с другом не общаетесь.

Глызин: Все правильно.

(смеются)

Минаев: Хорошо, что не сестры.

Глызин: Мы еще и близнецы к тому же.

Минаев: А похожи!

Глызин: Как две капли воды. Здесь все правильно кроме одного: мы общаемся до сих пор.

Минаев: Спасибо тебе, Леша, за откровенный ответ.

Глызин: Марина, не переживайте, у нас сегодня замечательное, предпраздничное настроение. Потому что завтра 8 марта. Я вам расскажу, как было на самом деле. Только при личной встрече, когда я прибуду в Оренбург. Прям сюда придем в студию.

Минаев: А может домой сразу?

Глызин: Можно и домой.

Минаев: Как вас ответ-то? Удовлетворил?

Марина: Ну да, понравился. Алексей, вы к нам приезжайте обязательно, мы вас очень ждем.

Глызин: Спасибо огромное. Я к вам приеду обязательно, пообщаемся воочию. Расскажу подробности, как это жить с одной женщиной двум мужчинам.

Марина: Хорошо, ловлю вас на слове.

Глызин: С наступающим вас 8 марта! И такого же хорошего настроения, как у нас в студии!

Минаев: Не надоело тебе с нами отмечать канун 8 марта?

Глызин: Если бы была такая возможность, я бы вообще остался с вами. И всегда бы вел всяческие программы. Но боюсь, что вы меня не возьмете. А я готовлюсь к концерту 23 марта.

Минаев: Кстати, по поводу концерта есть некоторые вопросы. Уточнить хотелось бы.

Молодцова: В новой концертной программе есть танцевальное шоу. И мы выяснили, что им руководит ваша жена.

Глызин: Это вопрос, который мы обсудим с вами после программы.

Минаев: После шоу.

Глызин: В концерте будет принимать участие коллектив. Это оркестр. Большой оркестр. И струнный квартет, и духовая секция.

Минаев: Так это получается, что твоя программа, скажем так, уже хорошо известные какие-то суперхиты будут в новом звучании, в новых аранжировках, и будет свежий взгляд на собственное творчество.

Глызин: Дело в том, что с оркестром будут звучать песни, которые я до этого вообще не исполнял. Это песни когда-то кем-то спетые. На концерте 23 марта будет оркестр в первом отделении. А во втором отделении начнется вакханалия. Со стриптизом – как же без этого.

Минаев: А стриптиз ты будешь показывать?

Глызин: Конечно, кто же еще?

Минаев: Все сам! У тебя есть уникальная возможность, которой ты обязан воспользоваться. У тебя есть шанс поздравить всех наших радиослушательниц с наступающим 8 марта.

Глызин: Женщины, дамы, девушки, бабушки… Тещи…

Минаев: Вот это очень хорошо ты сказал. Прямо спасибо тебе.

Глызин: Я вас поздравляю искренне! Отношусь к вам с трепетом и любовью. С праздником, дорогие женщины. Берегите друг друга. Вам бесконечного счастья. И чтобы мужчины все-таки не только 8 марта, но и каждодневно понимали, что рядом самые совершенные создания на земле – это женщины.

Минаев: Завернул! И главное, смотришь на Алексея и веришь в каждое его слово. Спасибо за такие поздравления. Я прямо от лица всех женщин сказал тебе «Спасибо!» (смеется)

 

07.03.2018