Аллея звёзд — Олег Артемьев - лётчик-космонавт

Олег Артемьев - лётчик-космонавт, Почетный гражданин Байконура, Герой России
Олег Артемьев - лётчик-космонавт, Почетный гражданин Байконура, Герой России

ЦИТАТЫ:
«Посылки формируют психологи. Это группа психологической поддержки, которая находится в ЦУПе – в Центре Управления Полетами в городе Королеве. Я думаю, что, если вы с ними свяжитесь, какое-то письмо, может быть, от вашей радиостанции вы захотите что-то отправить. Можете включить всю вашу компанию, кто-то может положить ту или иную вещь в эту посылку. Но эту посылку должны проверить потом психологи. Проверят специалисты ракетно-космической корпорации. И поймут, стоит ли, можно ли эту вещь отправить на орбиту. Не нанесет ли она какой-то ущерб МКС и здоровью космонавтов. И тогда, я думаю, это пройдет.»
«Так получилось, что жена мне послала в посылке все ингредиенты, которые только могут быть. А мы прилетели к экипажу, где был японец. Он был очень удивлен и очень обрадован, что у нас есть такое вот для суши. Он выступил как шеф-повар этого мероприятия. Он давал команды, кто и что делает. Такие вкусные суши были, я на Земле таких не пробовал, это честно.»
«Вид Земли. Первое, зачем человек вообще летит в космос. Конечно, много всяких причин. Может, высокопарных. Но самое интересное — это увидеть Землю со стороны. Я два раза летал в космос и много дней на станции проводил. Каждый раз, когда ты смотришь, утром, вечером, ночью, если в иллюминатор заглянешь, поразительные просто виды.»

ИНТЕРВЬЮ:

ПОСЛУШАТЬ ИНТЕРВЬЮ

 

УТРЕННЕЕ ШОУ: С добрым утром, господа хорошие!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Здравствуйте!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Космическое настроение у нас, веселое, невесомое практически, потому что на Ретро FM «Космическая неделя». Витаем в открытом космосе. Не одни. К нам в гости космонавты заходят. Сегодняшнее утро не исключение. У нас сегодня в гостях Олег Артемьев, герой России, летчик-космонавт, человек, который два раза был на орбите, три раза выходил в открытый космос. И вообще, есть о чем поговорить!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Фантастика!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Олег, доброе утро!

Артемьев: Доброе утро всем!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ваш отец служил военным инженером. И по долгу службы ваша семья довольно долго жила на Байконуре. А вы в это время хотели стать военным моряком. Или просто моряком? Почему?

Артемьев: Потому что космонавтом у нас никто не хотел стать.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Как это? Вся страна хотела.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Практически в космосе находились, жили на Байконуре.

Артемьев: Поэтому космонавтов не особо любили. Они, можно сказать, мешали нам жить.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Каким образом?!

Артемьев: В то время, когда я там жил, была такая программа «Интеркосмос». Космонавты частенько к нам приезжали. Нам приходилось и с детского садика, и со школы выходить на улицы с флажками. Но мы их так долго ждали. Это было такое неопределенное время. Летом было жарко. Зимой было очень холодно. Поэтому не сильно их любили, потому что они отвлекали нас от любимых наших дел, от гуляний, от уроков.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А вы не пользовались служебным положением отца? Играли на стартовой площадке, на пусковой установке не лазали?

Артемьев: Нет, в те времена это очень серьезное дело было. Единственное, куда мы могли попасть, на ту площадку, где космонавты жили. Так называемая 17-ая площадка, гостиница «Космонавт». Возле этой гостиницы росли самые вкусные яблоки, фрукты, овощи, которые высаживали. Садовники – это были солдаты. Но мы думали в детстве, что это космонавты. И эти космонавты нас ловили, пытались поймать, иногда ловили, наказывали.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Подождите, вы тырили у них яблоки?

Артемьев: В детстве было всякое.

УТРЕННЕЕ ШОУ: На космических грузовиках, которые пристыковываются к МКС, присылают посылки для космонавтов. Жены могут что-то положить, семьи. Естественно, командование определенные посылочки отправляет. А человек обыкновенный? Я могу вам что-нибудь передать, когда вы на орбите? Куда обратиться?

Артемьев: Посылки формируют психологи. Это группа психологической поддержки, которая находится в ЦУПе – в Центре Управления Полетами в городе Королеве. Я думаю, что, если вы с ними свяжитесь, какое-то письмо, может быть, от вашей радиостанции вы захотите что-то отправить. Можете включить всю вашу компанию, кто-то может положить ту или иную вещь в эту посылку. Но эту посылку должны проверить потом психологи. Проверят специалисты ракетно-космической корпорации. И поймут, стоит ли, можно ли эту вещь отправить на орбиту. Не нанесет ли она какой-то ущерб МКС и здоровью космонавтов. И тогда, я думаю, это пройдет.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Я слышала, вы рассказывали в недавней экспедиции вам с собой дали тюбик с тортом «Москва». А еще как-то вы возили мяч на орбиту – тоже такое было. Вы, когда собираете эти посылки, вы знаете, что конкретно вы везете? Или там, когда коробки распаковываете – оп, сюрприз прилетел.

Артемьев: Тут же не просто мы взяли эти тюбики торта или мяч. Мы просто смотрим экспедицию. Мы знаем примерно, что будем летать в такой-то и такой-то период. Мы смотрим, какие даты будут в этот период. Дни рождения тех, с кем ты летаешь, или тех, кто на Земле. Мы формируем эту посылку, которую с собой берем. Формируем так, чтобы отпраздновать тот или иной праздник. Торт «Москва» - их было несколько. Очень хороший торт оказался. Съели и даже тюбики облизали, потом взрезали их ножницами.

(смеются)

Артемьев: Когда тюбик выдавливается, там всегда чуть-чуть остается.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это мы знаем!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Я про бытовое спрошу. Ходят слухи, что вы хотели приготовить на МКС пельмени.

Артемьев: Да, было дело.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Получилось?

УТРЕННЕЕ ШОУ: Лепить собирались там?

Артемьев: Там как получается, у нас есть мексиканские лепешки – тортилья их называют. Это уже готовое тесто. Это очень вкусные лепешки. А мясо у нас есть в консервах. Очень просто: берешь, открываешь консервы с мясом, кладешь на эту лепешку, лепешку лепишь как пельмень.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А варить-то как?

Артемьев: Варить не надо. Мы просто греем в печке.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Все готовое получается?

Артемьев: Конечно, там не сваришь. Поэтому это подобие пельменей или мант, если азиатскую кухню взять. Но очень вкусно получилось. Помимо этих пельменей мы там пиццу делали, очень здорово получилось. Суши делали сами.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Кулинарные изыски на орбите!

Артемьев: Помимо того, что это вкусно, это еще психологическая поддержка экипажа. Совместная деятельность очень сближает людей, которые в замкнутом пространстве. Очень здорово.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А там как суши крутят, так же? Типа командир сказал: ты это, ты это, а ты это? Как обязанности распределяются?

Артемьев: Так получилось, что жена мне послала в посылке все ингредиенты, которые только могут быть. А мы прилетели к экипажу, где был японец. Он был очень удивлен и очень обрадован, что у нас есть такое вот для суши. Он выступил как шеф-повар этого мероприятия. Он давал команды, кто и что делает. Такие вкусные суши были, я на Земле таких не пробовал, это честно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ну правильно, с космическим привкусом!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Американцев пельменями угощали?

Артемьев: Конечно, все вместе делали. И суши, и пиццу, и пельмени – все вместе. А еще делали вертуты, это молдавское блюдо. Тоже слоеное тесто, и эта начинка, она между листами лепешки. Тоже их скручиваешь.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Я в космос хочу!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ребята, всем приятного аппетита! Наворачивайте! Берите в руки космические ложки, ракета до обеда на Землю не вернется! Во время вашего второго выхода в открытый космос состоялся запуск нано-спутник НС-1. А как это происходило? Вы что вышли в открытый космос, рукой его куда-то в космос бросили и все что ли?

Артемьев: Это очень интересное мероприятие было. Спутник был перуанский. Часки-1 он назывался. Да, это небольшой спутник, размером 10 на 10 на 10 сантиметров.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Как яблочко получается?

Артемьев: Кубик, да. Раза в три-четыре больше кубика Рубика. И у него есть еще антенны. И надо определенным образом запустить его, как при игре в дартс запускаете снаряд, так и здесь надо. Но нужно очень аккуратно запустить, чтобы он минимально вращался. Запустили, очень интересно было.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Лично вы его бросали?

Артемьев: Да, я запустил первый спутник, и похожие спутники мы запускали во втором полете, но это уже запускал Сергей Прокопьев, его называли человек-космодром, потому что он запустил аж шесть таких спутников.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А что касается личного самого большое открытия в космосе вашего? Что удивило больше всего?

Артемьев: Вид Земли. Первое, зачем человек вообще летит в космос. Конечно, много всяких причин. Может, высокопарных. Но самое интересное — это увидеть Землю со стороны. Я два раза летал в космос и много дней на станции проводил. Каждый раз, когда ты смотришь, утром, вечером, ночью, если в иллюминатор заглянешь, поразительные просто виды. Если бы не было работы на станции, то…

УТРЕННЕЕ ШОУ: …смотрели бы часами, да?

Артемьев: Кушал бы и смотрел.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Как в телевизор в иллюминатор.

Артемьев: А приходится работать, спать, еще что-то.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Олег, вы после первого полета были участником еще серии уникальных экспериментов, связанных с отработкой межпланетных полетов. В частности, осуществляли выход в скафандре на смоделированную поверхность предполагаемой планеты. А как это возможно сделать на Земле?

Артемьев: На Земле, понятно, другая сила тяжести, чем на других планетах, на Марсе, на Луне. Есть специальные тренажеры, специальные стенды, где моделируется эта тяжесть – одна шестая на Луне, одна третья на Марсе.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это можно испытывать, организм это чувствует?

Артемьев: Да, конечно, тебя подвешивают и ты себя ощущаешь как будто на Луне: ты можешь подпрыгивать, взлетать. Также на моделированной поверхности Марса. Это все очень здорово моделируется. И ты понимаешь, как себя ведет скафандр при такой силе тяжести, как ведет себя то или иное оборудования при этой силе тяжести. И это очень важно и полезно, чтобы понимать, что тебя ждет на той или иной поверхности той или иной планеты.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А вы на какую планету высаживались?

Артемьев: И до первого полета, и между полетами я участвовал в этих экспериментах. Как раз по Луне и по Марсу. Только на этих двух небесных телах был.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы бы полетели, если бы вам предложили? На Марс можно завтра, пожалуйста. Есть свободное место.

Артемьев: Я не знаю человека, кто бы отказался.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Туда же лететь прилично.

Артемьев: Из тех людей, кто отобраны и служат в отряде космонавтов, никто, я думаю, не отказался бы, если бы такое предложение было. Все понимают реальное положение дел. И когда все это будет. Что касается меня, то, когда это произойдет, высадка на Луну, высадка на Марс, я, наверное, уже буду на пенсии. Буду работать, помогать тем людям, кто этим делом будет заниматься.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Наши радиослушатели желают с вами пообщаться, не будем отказывать.

УТРЕННЕЕ ШОУ: У нас есть Евгения из города Кирова. Евгения, здравствуйте!

Евгения: Здравствуйте!

УТРЕННЕЕ ШОУ: У вас самый настоящий космонавт. Здоровайтесь, знакомьтесь!

Евгения: Олег, доброе утро!

Артемьев: Доброе утро, Евгения.

Евгения: Я слышала, что при прыжке с парашютом самый страшный прыжок не первый, а второй. Потому что первый воспринимаешь как приключение, а второй с пониманием. А как же с полетами в космос? Второго полета боялись больше? Или у космонавтов вообще нет страха?

Артемьев: На самом деле не так. Наоборот, еще больше хочется, когда во второй полет. С каждым полетом все хочется больше и больше в космос летать. Возникает зависимость от космического полета. Вы про прыжки упомянули. Как раз этот страх и волнение выбивают из космонавта прыжками с парашютом. У нас есть специальная парашютная подготовка космонавтов, которая развивает до того, что когда мы покидаем самолет или вертолет, летим в свободном падении, то во время этого свободного падения нам нужно, во-первых, стабилизироваться, а потом начать решать задачи, какие нам психологи дают. Решая задачи, мы должны вести репортаж. Первые два-три прыжка, когда тебя выталкивают из самолета или вертолета, то психологи слышат только «ух!», «ах!», «ох!» Может какие-то междометия, которые невозможно повторить в эфире. Но с каждым прыжком этот страх улетучивается. Поэтому где-то к тридцатому, тридцать пятому прыжку ты можешь спокойно вести репортаж, следить за высотой, потому что тут еще важно вовремя… Ты можешь бесконечно решать эту задачу и долететь до земли, а надо же еще открыть парашют.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Есть известные традиции перед тем, как выйти на старт, у космонавтов. А есть ли какие-нибудь традиции перед тем, как покинуть МКС?

Артемьев: Посидеть на дорожку, это основная наша российская традиция, если куда-то отправляешься. Посидишь в том месте, где прожил почти полгода. В своей каюте, окинул взглядом все, не забыл ли ты что-нибудь. И – вперед!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Кино не смотрите там?

Артемьев: Кино там времени нет смотреть.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А не пишите «здесь был Олег?»

УТРЕННЕЕ ШОУ: Есть какие-нибудь надписи на стенках МКС?

Артемьев: Надписи на стенках, конечно, нельзя делать. А там, где пристыкован твой корабль, там по традиции клеишь наклейку своей экспедиции.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Как холодильник с магнитиками.

Артемьев: Точно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вы же проводите на МКС действительно огромное количество времени. Это такой общий дом для всех космонавтов. Генеральную уборку делаете?

Артемьев: Обязательно. Она у нас прописана. Не то, что мы с головой берем и убираемся. Суббота и воскресенье у нас обязательная уборка. Основное орудие – это пылесос и салфетки. Влажные салфетки, которые пропитаны специальным раствором санитарным, чтобы соблюсти гигиену тех мест, где мы кушаем, где мы в туалет ходим. Это надо обязательно обрабатывать.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А потом проветрить.

Артемьев: В космосе это тяжеловато. Если выход в космос, мы шлюзуемся, есть момент, когда часть вакуума, запаха, той среды, которая снаружи, она попадает внутрь, и ты по запаху это можешь определить.

УТРЕННЕЕ ШОУ: И как пахнет?

Артемьев: Если будете находиться рядом с тем человеком, который варит сваркой, запах от этого раскаленного металла очень похож.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Так пахнет космос?

Артемьев: Да, очень похоже.

УТРЕННЕЕ ШОУ: С ума сойти. Там вроде холодно, а пахнет горячим. Вы один из самых популярных космонавтов-блогеров. Вы размещали фотографии, писали посты о жизни на МКС. А вы перед этим согласовывали материалы с командиром или с Землей перед тем, как разместить? Или там это вольно можно делать?

Артемьев: Нет, вольно нельзя. Все, что мы делаем в космосе, это, конечно же, по заданию Роскосмоса. Когда я в первый раз полетел в 2014 году, очень плотненько были посты, по примеру наших партнеров астронавтов. Потому что астронавты давно ведут и блоги, и твиттер, инстаграм. Мы тоже попробовали, и получилось очень здорово. В России я популярный. А до тех популярных личностей, которые астронавты НАСА и Европейского космического агентства – мне до них далеко. У нас может быть сотни тысяч подписчиков, у них – за миллион.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Накопаем, не волнуйтесь! Сейчас прибавим!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Лайков и просмотров! Я еще спрошу. Не могу не спросить. На ваш личный взгляд, как скоро будут доступны простым людям полеты в космос? Чтобы недорого и безопасно?

Артемьев: Это доступно. Вот я простой человек, для меня это ничего не стоит. Мне даже платят за это, за то, что я летаю в космос.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Давайте посерьезнее.

Артемьев: Как у Циолковского ракетные поезда в космос… Я думаю, что не скоро. Это будет зависеть опять же и от нас, от нашей промышленности, от взаимоотношений между странами. Чем они будут теплее - между собой договоримся - тем скорее это время настанет.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Очень интересно, познавательно, увлекательно. Космически интересно у нас сегодня было!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Абсолютно точно!

 

09.04.2019