Аллея звёзд — Олег Артемьев - лётчик-космонавт

Олег Артемьев - лётчик-космонавт, Почетный гражданин Байконура, Герой России
Олег Артемьев - лётчик-космонавт, Почетный гражданин Байконура, Герой России

ЦИТАТЫ:
«Сам полёт в космос - не был мечтой. Была мечта как раз слетать, выйти в космос, поработать в космосе в скафандре, потому что это было моей работой до отряда космонавтов. Поэтому, когда ты какой-то кусочек мечты выполняешь, внутри тебя что-то происходит.»
«Те, кто рос на Байконуре, в космонавты особо не хотели.»
«...думаю, что буду снимать сразу навскидку. Потому что фотоаппарат - это как оружие у военного. Всегда при тебе - и в каюте, и на рабочем месте, и когда ты спишь, он тоже рядышком. Потому что всегда есть такие моменты, которые надо зафиксировать. И, конечно же, видео и фотофиксация, если вдруг контакт произойдёт, нужны обязательно. Потому что неизвестно, съедят тебя или нет. Надо, чтобы что-то осталось после тебя.»

ИНТЕРВЬЮ:

Слушать интервью

 

Минаев: Привет, ребята! С добрым утром! Мы отмечаем космическую неделю на Ретро FM. Гости из космоса приходят к нам регулярно. И сегодня это герой России, лётчик-космонавт, почётный гражданин Байконура, Олег Артемьев! Встречаем его в нашей весёлой компании! Олег, доброе утро!

 

Олег: Доброе утро!

 

Минаев: Мы вас поздравляем с Днём космонавтики. Мы по этому поводу целую неделю тут гуляем. Присоединяйтесь!

 

Олег: Спасибо, я вас тоже поздравляю!

 

Ветрова: Расскажите, пожалуйста, что определило ваш выбор профессии? Определило то, что вы провели детство на Байконуре?

 

Олег: Ни в коем случае. Те, кто рос на Байконуре, в космонавты особо не хотели.

 

Ветрова: Почему?

 

Минаев: Видели изнутри?

 

Олег: Нет. Просто мы не очень любили космонавтов.

 

(смеются)

 

Минаев: Почему?!

 

Олег: Потому что, пока я был в детском саду, в школе, нас снимали с уроков, всяких занятий, расставляли вдоль дорог, чтобы космонавтов встречать. Долго ждали - и на морозе, и в жару. Поэтому не сильно их любили.

 

Минаев: Понятно. Учиться не давали.

 

Олег: Учиться не давали, играть не давали.

 

Ветрова: Так как же тогда ломанулись в космонавты?

 

Олег: Сначала в моряки хотел. Можно сказать, что космонавт - это уже такая степень моряка высокая. Есть же у нас речники, есть те, которые на море, в океане. А космонавтика - это звёздоплавание. Получилось, что попал в космические моряки.

 

Ветрова: Вы нам уже рассказали обескураживающую историю о том, что не очень любили космонавтов в детстве, потому что они были связаны с обязаловкой. Расскажите, когда у вас случилась первая встреча с настоящим космонавтом?

Олег: Встретил очень близко, когда был студентом. У нас была лекция в центре управления полётами. И нам лекцию рассказывал о том, как управляют полётами, Владимир Алексеевич Соловьёв, который сейчас работает руководителем полётов. Он дважды герой Советского Союза. Так интересно рассказывал, что и самим ребятам, кто там был на этой лекции, захотелось стать космонавтами и поработать в космической отрасли.

 

Минаев: Вы говорите, что детство у вас прошло на Байконуре. Вы ещё являетесь почётным гражданином Байконура. В связи с этим у вас есть какие-то привилегии, льготы, бесплатный проезд, бесплатные проживания в гостиницах, талон на усиленное питание?

 

Олег: Скорее всего, льгот никаких нет. Может быть, они есть. Обычно, космонавты, которые становятся почётными жителями, отказываются от всяких льгот, если они есть, в счёт бюджета города. Я заодно почётный житель города Гагарина. Но мы там пишем бумагу, что отказываемся от всего... Ну, а насчёт Байконура даже речи такой не было. Единственное, в случае смерти, я знаю, нужно вернуть грамоту, которую тебе дали, повязку и корочку.

 

Минаев: А у вас это всё есть?

 

Олег: Всё есть. И надо в случае смерти вернуть в музей. Я это слышал. Может, это шутка - не знаю.

 

Минаев: А вы когда-нибудь ходили с этой лентой?

 

Олег: Когда вручили на стадионе в городе Ленинский. В городе Байконуре с этой лентой ходил. Потом, когда надо было, с ребятами тоже. Отметить это дело - тоже надевал ленту.

 

Минаев: Понятно, обмывали!

 

Олег: А сейчас висит на почётном месте у меня дома.

 

Ветрова: Вы опытный космонавт. Во время полёта в 2014 году вы совершили два выхода в открытый космос. Вообще, это круто за один полёт. Что для вас было самым впечатляющим, феерическим? А что, может быть, пугающим? Я читала интервью, в которых вы говорили, что для вас это было волнующим событием.

 

Олег: Конечно. Сам полёт в космос - не был мечтой. Была мечта как раз слетать, выйти в космос, поработать в космосе в скафандре, потому что это было моей работой до отряда космонавтов. Поэтому, когда ты какой-то кусочек мечты выполняешь, внутри тебя что-то происходит.

 

Ветрова: Ёкает.

 

Олег: Тем более, выход в космос - это самая-самая интересная работа.

 

Ветрова: Так что было самым пугающим, а что было самым восхитительным?

 

Олег: Самым восхитительным, конечно же, вид Земли. Со станции ты видишь, что Земля очень прекрасна, красива. Но, когда ты оказываешься снаружи, за бортом, то у тебя обзор больше. И в некоторые моменты ты станции не видишь и видишь только Землю. То есть, ты один на один с Землёй - это непередаваемое впечатление. Надо послать туда писателя, чтобы он потом рассказал.

 

Ветрова: А что пугало больше всего?

 

Олег: Ну, не пугало, просто было не очень привычно... Когда мы готовимся в космос, рядом с нами всегда много обслуживающих людей, которые нам помогают - это водолазы, дайверы. Гидроневесомость мы отрабатываем. И, когда ты переходишь за обрез люка, ты понимаешь, что их нет, здесь никто тебе не поможет, всё надо делать самому. Иногда в гидролаборатории что-то уронишь, что-то от тебя отплывёт. Иногда тебе кто-нибудь поможет. А тут за всем надо следить самому.

 

Ветрова: Роняли что-нибудь?

 

Олег: Нет, в космосе уже наперёд шаги все просчитываешь. Бывало, что что-то отлетало. Но всё у нас зафиксировано на верёвках - фаллах, прищепочками.

 

Ветрова: Мы знаем, что вы известный блогер, видели ваши фотографии с борта МКС, ваши селфи космические. А, если представить, например, что вы в космосе встречаете братьев по разуму. Скажем так, они удобные для восприятия. И вы хотите их сфотографировать. Вы как поступите: будете сразу снимать или как вежливый фотограф спросите разрешения?

 

Олег: Нет, я думаю, что буду снимать сразу навскидку. Потому что фотоаппарат - это как оружие у военного. Всегда при тебе - и в каюте, и на рабочем месте, и когда ты спишь, он тоже рядышком. Потому что всегда есть такие моменты, которые надо зафиксировать. И, конечно же, видео и фотофиксация, если вдруг контакт произойдёт, нужны обязательно. Потому что неизвестно, съедят тебя или нет. Надо, чтобы что-то осталось после тебя.

 

Минаев: Скажите, а где вы взяли арбуз в космосе?

 

Ветрова: Есть фотография, где вы сразу после посадки держите в руках арбуз.

 

Олег: За несколько дней до спуска проходит у нас тренировка. Есть люди, которые сидят на Земле. И мы - экипаж на станции. Проходит тренировка по спуску, как мы должны вести на спуск, что включать, что выключать. Есть традиция у поисково-спасительного обеспечения, у команды, которая нас ищет, спрашивать, чтобы мы хотели видеть на посадке. Многие просят какие-то фрукты, овощи или траву подстелить. Или ещё что-нибудь. А я просил арбуз и шашлык.

 

Ветрова: Шашлык тоже был?

 

Олег: Шашлык очень хотелось, но врачи не пустили. А арбуз дали только подержать. Подержали мы его, и арбуз у нас забрали. Но на следующий день мы его съели - очень был вкусный.

 

Минаев: Понятно. Значит, не с орбиты арбуз.

Олег: Там об этом только и мечтали.

 

Ветрова: Олег, особенно приятно с вами поговорить, потому что вы дважды принимали участие в программе по подготовке полёта на Марс. Кстати, расскажите, что для вас было самым сложным во время этого эксперимента? В чём он заключался и как вообще вы воспринимаете этот «полёт» на Марс?

 

Олег: Воспринимаю положительно.

 

Ветрова: Реально такое?

 

Олег: Реально. Всё зависит от решения наших правителей, руководителей государств, которые будут кооперироваться...

 

Ветрова: А в чём эксперимент-то заключался? Что там делали?

 

Олег: Это психологический эксперимент. Назывался он «МАРС-500». Почему? Потому что, по расчётам наших баллистиков, мы туда летим примерно 240 суток. На Марсе месяц работаем, а потом столько же обратно летим. То есть, это примерно 520 дней.

 

Ветрова: Ужас!

 

Минаев: Скажите, а вы действительно хотите на Марс лететь? Не лукавите? Ведь получается, что пока-то только в один конец...

 

Олег: Нет, «в один конец» у нас такой программы не будет...

 

Ветрова: Говорят, что пока технически возможно только в один...

 

Олег: Нет, технически возможны оба варианта. В один конец можно просто организовать быстрее...

 

Ветрова: Хотелось бы вернуться к эксперименту. Я видела результаты американских исследований. Испытуемые в конце концов, слегка крышей начинали ехать. Потому что очень долго в ограниченном пространстве, одни и те же люди рядом.

 

Олег: У нас, конечно, этого не было... Потому что у нас всё это было предусмотрено нашим институтом медико-биологических проблем. Как показал этот эксперимент, уже окончательный - а я участвовал только в трёх первых, технических. Мы всё прорабатывали так, чтобы людям, которые сидели бы уже 500 дней, было бы комфортно. Их отобрали таким образом, чтобы это были люди из абсолютно разных отраслей промышленности, разных уровней. И они прошли эти 500 суток достаточно хорошо, не перессорились и отработали там хорошо.

 

Ветрова: Олег, представьте ситуацию: вас отобрали для реального полёта на Марс. И жена, и ребёнок вам говорят: «Папа, не надо! Мы тебя не хотим отпускать». Вы всё равно полетите или останетесь?

 

Олег: Я их уговорю.

 

Ветрова: С собой возьмёте?

 

Олег: Нет, с собой не получится в первый раз. Уговорить придётся.

 

Ветрова: Приоритеты понятны.

Минаев: Говорили мы, что дадим возможность людям пообщаться с настоящим космонавтом. Мы выполняем обещанное: Татьяна до нас дозвонилась из Московской области. Татьяна, доброе утро!

 

Татьяна: Доброе утро! Здравствуйте, Олег.

 

Олег: Здравствуйте.

 

Татьяна: Олег, я вас поздравляю с вашим профессиональным праздником. Знаете, хочу вот что спросить... Российские космонавты рассказали о возможности выращивать картофель на Марсе. А что вы думаете об этом? Нужно ли?

 

Олег: Я думаю, что нужно. Как же без картошки? Наверняка, когда мы полетим к Марсу, у нас всё будет: и сублимированная пища, и консервы. Но всегда хочется чего-нибудь свеженького. И там наверняка не только картофель будет. Будут и разные овощи, и салаты, и лучок. И пшеница, наверняка, будет. Это будет целый эксперимент сначала. А потом это будет массовой посадкой. Когда планета будет терраформированна.

 

Минаев: Что планета будет, простите?

 

Олег: Терраформирование - это приведение планеты к земному облику. То есть там будут большие кислородные установки, которые будут производить кислород, воздух.

 

Минаев: В смысле, создавать атмосферу?

 

Олег: Но, я думаю, она будет не открытого типа, а закрытого. Какие-то небольшие будут конструкции, которые будут позволять держать эту атмосферу. Думаю, что, в конце концов, так оно и будет.

 

Минаев: Картошка - это хорошо. Но как бороться с сорняками?

 

Ветрова: Это тоже прорабатывается?

 

Олег: Я думаю, что да. Это и на Земле сейчас прорабатывается. С сорняками борются успешно. Мы можем убедиться, съездив в Европу или в ту же Белоруссию. Как-то они так делают, что сорняков там не видно...

 

Минаев: А у нас в сорняках вся сила.

 

Ветрова: Мы знаем, что в космосе, на МКС, космонавты регулярно фильмы смотрят свеженькие. Вы, вроде как, смотрели «Звёздные войны. Пробуждение силы».

 

Олег: «Звёздные войны» смотрели, но не крайнюю серию, которая сейчас была. Конечно, «Гравитация» меня очень впечатлила. Там были очень красивые виды, очень похожие на те, которые видишь, когда выходишь в открытый космос. Конечно, там много ляпов...

 

Ветрова: Я помню в фильме «Гравитация» Джордж Клуни говорит фразу про то, где русские прячут водку на МКС.

 

Олег: Да, есть такой момент...

 

Ветрова: Что, водку прячете?

 

Олег: Не-не, у нас такого нет, это всё запрещено.

 

Ветрова: Юмора в фильме много, не всё драматизм.

 

Олег: Да, я этот фильм смотрел ещё на Земле. Смотрел с рабочими, которые собирают космические корабли. Они, конечно, с самого начала фильма и до конца смеялись без перерыва. Хотя там были такие моменты, когда все другие зрители зажимались. И зрители на этих рабочих поглядывали очень удивлённо - что же это они смеются?

 

Ветрова: Олег, наступает торжественный момент. Всем слушателям Ретро FM было бы очень приятно услышать от вас поздравления с Днём космонавтики. Поэтому вам слово.

 

Олег: Всех слушателей поздравляю с Днём космонавтики. Желаю счастья, здоровья. Желаю, чтобы вы хоть краешком жизни прикоснулись к космонавтике, потому что космонавтика - это ареал беспредельный и мечтаний, и работы. Я думаю, когда мы полетим очень-очень далеко, то эти песни, которые вы слушаете на Ретро FM они будут с теми людьми, которые туда полетят. Я, например, очень люблю эту музыку, вырос на ней.

 

Ветрова: Приятно слышать!

 

Олег: Слушайте радио Ретро FM!