Аллея звёзд — Михаил Корниенко - лётчик-космонавт

Михаил Корниенко - лётчик-космонавт, Герой России
Михаил Корниенко - лётчик-космонавт, Герой России

ЦИТАТЫ:
«Вы знаете, я с теплотой вспоминаю службу в милиции. Там были прекрасные ребята, я со многими ещё дружу. Но это несопоставимые вещи - быть космонавтом и милиционером.»
«У нас три вида испытаний на выживание: морские, зимние и пустынные. И на мне этих выживаний как блох на Полкане.»
«Я мог ходить - как ребёночек новорожденный. Это вестибулярное расстройство. Там куча проблем после приземления.»

ИНТЕРВЬЮ:

Слушать интервью

 

Минаев: Утреца всем добрейшего, друзья!

Годунова: Доброе утро!

Минаев: Ещё раз всех с Днём космонавтики поздравляем! У нас сегодня 12 апреля. Естественно, без космического гостя мы никак в этот день обойтись не можем. И, пожалуйста, встречайте! Герой России, лётчик-космонавт Михаил Корниенко у нас в студии! Доброе утро, Михаил Борисович!

Корниенко: Доброе утро, дорогие друзья.

Минаев: Мы вас поздравляем с Международным днём космонавтики! Уже отметили?

Корниенко: Нет ещё.

Минаев: Рано пока? Ясно. Скажите, вы ведь были участником первой годовой экспедиции на МКС. Провели на орбите практически целый год.

Корниенко: 340 дней, если точно.

Минаев: На какой месяц вас обратно на Землю потянуло?

Корниенко: Сразу после прилёта на МКС.
Минаев: Сразу захотелось домой?

Корниенко: Шутка, конечно. Работа есть работа. И я её должен выполнить до конца. Надеюсь, что я штатно отработал.

Минаев: Я думаю, что было бы, если бы не штатно, то вам бы начальство как-то указало на ошибки - ещё как бы указало. А вы вели какой-нибудь календарик? Знаете, как солдат-срочник считает дни до дембеля, когда домой.

Корниенко: Я в календаре иголочкой прокалывал. Хотя иголка там опасная штука.

Минаев: У вас она на самом деле была или сказки нам рассказываете?

Корниенко: Была реально.

Минаев: Значит, всё как на Земле, когда дембеля ждут?

Годунова: Вы шесть лет прослужили в 75-ом московском отделении милиции. Был такой факт биографии.

Корниенко: Вот как... Страна знает своих героев.

Минаев: Конечно!

Годунова: Кем труднее всё-таки быть - милиционером или космонавтом?

Корниенко: Вы знаете, я с теплотой вспоминаю службу в милиции. Там были прекрасные ребята, я со многими ещё дружу. Но это несопоставимые вещи - быть космонавтом и милиционером.

Минаев: Милиционер-космонавт... Представляете, в милицейской форме прилетает на МКС...

Годунова: ...с жезлом...

Минаев: ...и там порядок начать наводить.

(смеются)

Минаев: Вы говорите, милиционер и космонавт разные совершенно профессии. А что-то общее между ними есть?

Корниенко: Нет ничего общего. Хотя, нет, есть. Мой коллега, с которым я летал, у него отец полисмен. И мы с ним нашли общий язык.

Минаев: Ну что, друзья, за содружество! Вы ведь увлекаетесь альпинизмом и совершили восхождения на вершину Килиманджаро. Это 5895 метров над уровнем моря.

Годунова: Высочайшая точка Африки.

Корниенко: Вы хорошо подготовились.

Минаев: Что вам не земле не сидится? Что вас тянет всё повыше-то?

Корниенко: Сложный вопрос... Потому что мне нравится клайминг.

Минаев: А по-русски?

Корниенко: Альпинизм. Я всегда хотел сходить на Килиманджаро. У меня мечта была.

Минаев: Там что, воздух чище?

Корниенко: Да нет, всё то же самое. Снизу макаки и лианы, а сверху - ледник. Просто я хотел себя испытать и это реально был хороший жизненный опыт, как для космонавта, как для мужика. И там наверху я не мог ничего делать.

Минаев: Что повлияло-то? Сам подъём, нехватка кислорода?

Корниенко: 6000 метров. Меня волок Джозеф. Мне стыдно об этом говорить.

Минаев: А кто это?

Корниенко: Это гид.

Минаев: Крепкий гид!

Корниенко: Пять дней - туда, и два дня - назад.

Годунова: С горки быстрее!

Корниенко: Можно сказать, скатился как колобок.

Минаев: Когда готовились к полёту, у вас был эксперимент по выживанию в безлюдных местах в течение двух суток. Что это такое? Вас куда-то привезли, бросили? Как это на здоровье-то сказалось?

Корниенко: Плохо.

Годунова: Выжили же всё-таки?

Корниенко: Дорогие друзья, мы ограничены эфирным времен, поэтому я кратенько. У нас три вида испытаний на выживание: морские, зимние и пустынные. И на мне этих выживаний как блох на Полкане.

Минаев: Вы везде поучаствовали?

Корниенко: Да.

Минаев: С ума сойти. Я не могу понять, если это плохо отражается на здоровье, так почему же вы практически здоровый?

Корниенко: Вы знаете, это, конечно, не очень здорово для здоровья, но очень полезно для нашей работы. В случае нештатной ситуации я понимаю, что мне делать.

Годунова: Ваша жена Арина по профессии врач. В вопросах здоровья кому больше доверяете - своей жене или космическим медикам?

Корниенко: И тем, и тем - никому не доверяю.

Минаев: И жене не доверяете?  

Корниенко: Нет.

Минаев: А как вы лечитесь?

Корниенко: Ну... она гинеколог.

(смеются)

Минаев: Мы уже сегодня неоднократно говорили, что вы участвовали в годовой экспедиции на МКС, исследовали поведение организма человека на предмет длительного пребывания в космосе. Невесомость для человека - это хорошо или нет?

Корниенко: Для меня невесомость очень комфортное состояние. Но за всё надо платить. И если я в этой невесомости болтался 340 дней, на Землю я прилетел...

Минаев: Руки-ноги не поднимались совсем после такого пребывания?

Корниенко: Нет, я мог ходить - как ребёночек новорожденный. Это вестибулярное расстройство. Там куча проблем после приземления.

Минаев: А быстро в себя, скажем так, приходишь после всего этого?

Корниенко: Я восстановился, наверное, месяца через два.

Минаев: Это прилично, на самом деле.

Годунова: В одном из выходов в открытый космос вы провели 7 часов. В таких случаях перерыв на обед предусмотрен?

Корниенко: Нет.

Минаев: Нельзя бутербродик куда-нибудь?

Корниенко: В скафандр? Нет, знаете, я взял с собой в скафандр предусмотренное устройство для питья. Я туда чаю налил. И я приволок его обратно через семь часов этот чай. Я просто забыл о нём.

Минаев: Не до чая?

Корниенко: Не до чая, серьёзно.

Минаев: А вообще перед выходом в открытый космос, как рекомендуется - на пустой желудок выходить или в принципе всё равно?

Корниенко: Да никаких особо рекомендаций нет. Ты же сам взрослый человек, ты понимаешь, что космонавт - это нормальный работающий человек. Памперсы надеваем.

Минаев: Вы знаете, это и на Земле очень удобная штука.

Корниенко: Я реально его ни разу не использовал по назначению. Мягкий он как подушка.

Минаев: Понятно. А я имел в виду московские пробки. Вы один из немногих космонавтов, которые отметили свою юбилей на орбите.

Корниенко: 50 и 55 лет.

Минаев: Два юбилея!

Минаев: Как на самом деле у вас  там празднование происходило? Свечки задували на праздничном торте? Дарили подарки какие-то?

Корниенко: Ну, вы знаете, там особо не попразднуешь. Есть у нас бонусные контейнеры...

Минаев: ...со свечками....

Корниенко: Нет. Преферанс, так называется. Я рыбопродукты люблю. Выкладывали всё это на стол вечером.

Минаев: Воблу!

Корниенко: Воблы нет, запрещено распорядком. Кости, чешуя, всё это будет летать, меры безопасности не позволяют. А так, то, что у нас есть нашего любимого из пищи, мы все приходим, собираемся на российском сегменте, к нам коллеги приходят...

Минаев: А почему на нашем, на российском?

Корниенко: Повелось так, мы гостеприимные.

Годунова: У нас кормят лучше.

Минаев: Или убирать никто не хочет после банкета.

Корниенко: Нет, они уносят за собой, сетчатый мешок такой прут за собой.

Годунова: Нормальные гости!

Минаев: До нас дозвонилась Елена из Новосибирска. Елена, доброе утро!

Елена: Доброе утро, здравствуйте! Здравствуйте, Михаил Борисович! Поздравляю вас с праздником!

Корниенко: Спасибо большое! Это наш общий праздник, я вас тоже поздравляю!

Елена: Ой, спасибо вам! У меня такой вопрос к вам: вы принимали участие в эксперименте полёта к Марсу и высадки на эту планету. Расскажите, как это происходило. Может, там какой-то эксперимент проводился по выращиванию картошки или какой-то другой овощной культуры, как в фильме «Марсианин»?

Годунова: Обширный вопрос, подготовилась!

Корниенко: Я кратенько. По поводу полёта к Марсу - это российско-американский эксперимент. Я надеюсь, мы сделали его хорошо. Насчёт каких-то выращиваний... Не могу ничего сказать. Наши американские коллеги что-то там делали... А! Цветочки Скотт Келли вырастил. Цинии, по-моему, называются.

Минаев: Мы всё равно не понимаем, что это такое.

Корниенко: Я приволок на Землю и подарил жене. Как гербарии - высушил под вентилятором.

Минаев: Выращивал-то он как в кино «Марсианин»?

Корниенко: Нет, было оранжерея.  

Минаев: Всё было для этого приспособлено?

Корниенко: Конечно.

Минаев: Берём пример с космонавтов. Даже из космоса возвращаются с цветами! За что вас включили в список самых влиятельных людей по версии журнала «Фортуна»?

Корниенко: Я не знаю, ей-богу. Это не моё решение. Журнал “Фортуна”... Я не совсем согласен... Ну какой я влиятельный?

Годунова: Может, кому-то поможете без очереди в детский сад устроиться?

Минаев: Не занимаетесь такими делами?

Корниенко: Ну не входить же в пятидесятку...

Минаев: Ну не скажите... Так говоришь, говоришь - тебя не особо слушают. А как журнал хлоп на стол - вот, я здесь, пожалуйста - в числе пятидесяти самых влиятельных людей. А ну-ка, давайте!

Корниенко: 25-й я...

Годунова: Ух ты!

Минаев: Тем более! Для друзей делаете моменты, помогаете?

Корниенко: Кто просит, конечно. Но мои возможности тоже не безграничны.

Минаев: Главное, что желание есть помочь. А малознакомым людям помогаете?

Корниенко: Помогаю.

Минаев: Ясно.

Годунова: Ваш внук, он уже в космос просится? Хочет быть похожим на дедушку?

Корниенко: Он меня узнал. Пока я год летал... Есть такой момент связи по субботам. Центр управление полётами обеспечивает. Жена внуку постоянно меня показывала. Я приехал - и он меня узнал.

Минаев: А что сказал? «Здравствуй, дед»?

Корниенко: Говорить он ещё не может, ему полтора года. Я когда домой приезжаю, ну, вы извините за подробности, я на диван и телевизор...

Минаев: А как же без этого?

Корниенко: Да, устаёшь ведь... И он подходит ко мне, залазает, и носом делает вот так (показывает)

(смеются)

Минаев: Мы видели, как космонавты трутся о микрофон. Что ж, такие тёплые отношения с подрастающим поколением.

Годунова: Поздравьте, пожалуйста, всех наших слушателей с Днём космонавтики.

Корниенко: Дорогие друзья, я хочу поздравить вас всех с нашим общим праздником - Днём космонавтики, потому что это сделала наша страна, это сделал Королёв. Это величайшее достижение наше общее.

Минаев: Спасибо, что нашли время и заглянули к нам! Мы вас ещё раз поздравляем с Международным днём космонавтики. У вас намечается третий полёт. Желаем, чтобы он совершился, чтобы всё прошло в штатном режиме, чтобы все ваши задумки воплощались. С праздником вас. Ждём вас всегда у нас в гостях!

Годунова: Поздравляем!

Корниенко: Спасибо большое, дорогие друзья, я люблю ваше радио!