Аллея звёзд — Аль Бано - суперзвезда мировой эстрады

Аль Бано - суперзвезда мировой эстрады
Аль Бано - суперзвезда мировой эстрады

ЦИТАТЫ:
«Но вы знаете, в каждой стране любовь всё равно разная. И мне это очень приятно. Это означает, что 50 лет моей карьеры, то, чем я занимался, не прошли просто так, а, наверное, бросили в сердца семечко, которое потом возросло и дало свои плоды.»
«Вы знаете, я счастливый человек, потому что в жизни я попробовал всё, что люблю.»
«Самое прекрасное в музыке - это то, что она позволяет тебе путешествовать и пересекать границы без паспорта.»

ИНТЕРВЬЮ:

Слушать интервью

Минаев: Добрейшего всем утреца, друзья. У нас сегодня на Ретро FM итальянская сказка. По-другому сказать не могу. Потому что сегодня в первой смене певец, композитор, суперчеловек, который олицетворяет Италию.

Годунова: Многократный призёр фестиваля в Сан-Ремо, Евровидения. Винодел.

Минаев: Вот это да!

Годунова: Представим вместе?

Минаев: Конечно!

Годунова: Три, четыре...

Минаев и Годунова: АЛЬ БАНО!

Минаев: Бонжур, сеньор!

Аль Бано (по-русски): Добрый день!

Минаев: Очень рады вас видеть на самом деле. Это фантастика. Начнём, пожалуй. Сегодня многие счастливчики, которым удалось приобрести билет на ваш концерт, увидят вас в Кремле. Будет ли в этом концерте что-нибудь особенное, необычное, какие-нибудь сюрпризы? Это ведь прощальный концерт вашего дуэта с Роминой. Как же так? Вы воссоздали легендарный дуэт всего лишь три года назад.

Аль Бано: Да, я знаю, возможно, «прощальный» звучит немножко грустно. И мне не хотелось бы называть его прощальным концертом. Потому что я желаю продолжать выступления, и продолжать петь, и вместе, и дуэтом. Единственное, у меня были проблемы со здоровьем. И, слава богу, сейчас уже всё хорошо. Я выкарабкался из этой ситуации. Если всё будет хорошо складываться, конечно, я буду продолжать выступать.  Этот концерт мы уже назвали так - «Прощальный концерт».

Минаев: Сеньор Аль Бано, приезжайте почаще к нам в Россию. Мы настолько вас любим, что нашей любовью поддержим ваше здоровье, вы будете себя чувствовать очень хорошо.

Аль Бано: Мне очень нравится эта идея и, пожалуй, я воспользуюсь этим советом. Вы знаете, вы очень правы. Потому что я люблю и вашу страны, и народ. И для меня как раз возвращаться сюда - это огромный праздник. Мне нравится у вас везде.

Годунова: Ну а мы вас просто любим. Мы всегда рады видеть вас в России и ваш сегодняшний приезд для нас большая радость. А существует ли в мире ещё одна страна, где вас также любят, как у нас в России?

Аль Бано: Конечно, любят. Но вы знаете, в каждой стране любовь всё равно разная. И мне это очень приятно. Это означает, что 50 лет моей карьеры, то, чем я занимался, не прошли просто так, а, наверное, бросили в сердца семечко, которое потом возросло и дало свои плоды.

Минаев: Ваш первый визит в Советский Союз состоялся в 1984 году. Скажите, не страшно было ехать в Россию в те времена? Вас кто-нибудь отговаривал сюда ехать? Чем заманивали организаторы? Может быть, обещали горы чёрной икры? Водки? Матрёшки, балалайки? Чем вас сюда заманили?

Аль Бано (по-русски): Балалайка, матрёшка...

(смеются)

Аль Бано: Эти слова я прекрасно понял.

Минаев: Женщины?

Аль Бано: Нет, я был женат тогда.

Минаев: Но смотреть-то можно.

Аль Бано: Я помню тот приезд. Мы приехали тогда огромной компанией: я, Ромина, были мои родители и двое детей наших. Большая семья. И это были, конечно, потрясающие, незабываемые эмоции. Поездка в Россию была самым настоящим открытием. Я был благодарен своей профессии, которая позволила мне практически каждый день находиться в путешествии. Тогда у меня не было ни малейших сомнений приезжать или нет. Но Ромина не хотела ехать. Она приехала сюда, и она плакала. Я помню, как она плакала. А когда мы уезжали, она тоже плакала. Но уже совсем по другой причине - она не хотела уезжать. Вот так вот устроена жизнь. И меня всегда очень греет мысль, что искусство объединяет наши народы, наши страны - Россию и Италию. Мы же всегда имели очень близкие и тесные отношения. Каждый раз, когда я бываю здесь, в Москве, я иду на экскурсию в Кремль. Я был там уже миллион раз. Каждый раз слушаю и восхищаюсь, сколько всего на объединяет.

Минаев: Если вы так хорошо знаете Кремль, может, вам устроиться на работу гидом и водить экскурсии?

Аль Бано: Мне не хватает одного: я не говорю по-русски.

Минаев: У нас есть прекрасные переводчицы.

Аль Бано: Тогда подумаю, что можно было бы придумать из этой идеи.

Минаев: Я думаю, был бы ажиотаж. Очередь в Кремль растянулась бы до Италии.

Аль Бано: Отличная идея, посмотрим. Мне очень приятно быть с вами здесь. И слава богу, что у меня была такая возможность, что я исполнил в своё время песню «Felicita» - «Счастье». Это не просто песня. На самом деле это послание. И мне кажется, отличное послание, чтобы сегодня утром поприветствовать публику.

Минаев: Сеньор Аль Бано, пожалуй, нет на земле человека, который хотя бы раз в жизни не слышал бы песни в вашем исполнении. Вас знает, если не ошибаюсь, семь с половиной миллиардов человек. Это сумасшедшая какая-то цифра. Вы чувствуете груз ответственности? На вас не давит это состояние от того, что вас знает практически весь земной шар? Как с этим жить? У меня в голове не укладывается на самом деле.

Аль Бано: Конечно, я чувствую огромную ответственность. Я её всегда чувствовал вне зависимости оттого, сколько людей меня знали. Эта ответственность - прежде всего не только голос и поддержание этого дара. Потому что я ощущаю, что, конечно, мой голос и мой талант - это божий дар. Это прежде всего желание общаться для меня. Потому что музыка для меня - это способ выражать свои эмоции и общаться с миром.

Годунова: Абсолютно каждый житель Россия знает, что felicita - это счастье. И можно сказать, что в этом смысле вы подарили счастье абсолютно всем, всем, всем россиянам. Может быть, у вас есть в запасе хотя бы одно итальянское слово, которое вы бы могли подарить россиянам?

Аль Бано: Вы знаете, мне повезло. В своей жизни я исполнил три композиции, которые оканчиваются на «а», и ударение падает на эту последнюю «а». Это «Felicita» - счастье, «Liberta» - свобода, и «Ci sara» - будущее. Мне кажется, одно из этих слов помимо felicita я бы подарил. Например, liberta - свобода. Потому что свобода, конечно, важна для всех нас. Это огромная человеческая ценность. Ещё чтобы я хотел подарить... Я бы хотел поднять бокал вина: чтобы жить лучше, нам нужно хорошо есть и пить, и я бы хотел поднять этот бокал и пожелать всем счастья, чтобы оно всегда нас сопровождало в жизни.

Минаев: Вы занимаетесь вином. Вино, по вашим словам, одно из лучших в Италии. А что вы делаете, чтобы виноград такой рос? Вы что, выходите на виноградники и поёте песни для зреющего винограда?

Аль Бано: Мне хочется посмотреть, о чём фантазирует известный радиоведущий.

Минаев: О том, что Аль Бано поёт для винограда, потом получается прекрасное вино. Неплохо было бы с ним потом его и выпить.

Аль Бано: Я не перебиваю, потому что так оно и есть. Каждое утро я выхожу и пою - прямо в винограднике.

Минаев: Сеньор Аль Бано, вы выступали на оперной сцене, выпустили несколько альбомов с оперными ариями. Пели вместе с Монсеррат Кабалье. Скажите, а почему вы не принимаете участия в оперных постановках. Например, почему мы вас не видим на сцене в костюме Фигаро. Участие, допустим, в постановке «Кармен». Может быть, «Евгений Онегин»... Может, что-нибудь в этом плане.

Аль Бано: Знаете, нужно, конечно, знать свои пределы. Опера мне очень нравится, она всегда меня вдохновляла. Есть арии, которые я безумно люблю. Это некоторые арии из оперы «Тоска» или «Турандот». Я должен сказать, что когда у меня получается, я хорошо исполняю, но всё-таки, чтобы выступать на оперной сцене, в настоящей опере, нужно всё-таки иметь какие-то, наверное, дополнительные характеристики, которых у меня нет.

Минаев: Наверное, потому что сеньор Аль Бано не пробовал в полной мере выступить. Надо пробовать свои силы. Думаю, будет очень интересно.

Аль Бано: Я пробую, пробую. Вы знаете, я счастливый человек, потому что в жизни я попробовал всё, что люблю.

Минаев: А вечером-то в Кремле мы услышим фрагменты оперные?

Аль Бано: Определённо, да.

Годунова: Вы говорили о своих пределах. Может быть, вы ещё не знаете все свои возможности. Может быть, хотелось бы вам попробовать какой-то иной жанр. Например, выпустить диск от Аль Бано в стиле... рэп.

Аль Бано: Вы знаете, много лет назад у меня был подобный опыт. Я исполнил композицию, которая называлась «Cara terra mia» - «Дорогая моя земля». Она была в этом стиле. Начиналась со слов «Как дела? Всё ок!». Но это не чистый рэп, а, скорее, пародия на рэп. Вообще, я уважаю все жанры. Но должен сказать, что всё-таки это не мое. Мне это не близко. Как настоящий итальянец я считаю, что жанр популярной музыки мне ближе.

Аль Бано (по-русски): Как дела?

Минаев: Вы знаете, не плохо. Очень рады вас видеть. От этого дела пошли ещё лучше.

Аль Бано: Если у тебя положительный настрой, все вокруг тоже им заражаются.

Минаев: Мы стараемся, от вас черпаем энергию и позитив.

Аль Бано: Да здравствуете позитив в мире!

Минаев: Маэстро, можно сказать, что вы знаете слушателей Ретро FM, скажем так, напрямую. Победители нашего проекта ездили домой к Аль Бано, провели несколько незабываемых дней непосредственно у вас в гостях. Они много с вами общались, посетили ваши виноградники, участвовали в сборе винограда. Они даже давили виноград для вина. Это было, если не ошибаюсь, в 2013 году. Скажите, вино-то получилось из того винограда, который наши слушатели давили?

Аль Бано: Не волнуйтесь. Потому что запах ног в любом случае не чувствуется.

(смеются)

Минаев: Я не про это!

Аль Бано: Вы знаете, это был отличный опыт. Я сейчас всё чаще задумываюсь, не повторить ли нам нечто подобное. Потому что для меня это как возвращение к корням. Я помню, как они давили виноград, эта радость, это веселье... Я считаю, что это необходимо нам, особенно сейчас, когда мы живём в таком бешенном ритме. Иногда обязательно нужно делать паузы, чтобы помедитировать. С удовольствием повторил бы!

Минаев: Великолепная идея. Как у нас говорят в России, между первой и второй промежуток небольшой. Поэтому тянуть с этим не надо.

Аль Бано: И когда, во сколько вы прибываете? Во сколько ждать самолёт?

Минаев: Это мы решим.

Аль Бано: Окей.

Годунова: Сеньор Аль Бано, мне повезло. Признаюсь честно, что я была в числе тех счастливчиков, которые побывали у вас дома. Я ездила с нашими победителями, сопровождала их.

Минаев: Вино давила.

Годунова: Вино давила. Меня поразило, какой вы гостеприимный, радушный хозяин.

Аль Бано (по-русски): А я помню.

Годунова: Спасибо! Вы талантливы во многом. Если какой-то такой талант, который, может быть, вы бы хотели приобрести?

Аль Бано: Вы знаете, наверное, хватит уже талантов. У меня их уже очень много. И ведь каждому таланту нужно уделять время, нужно его развивать, поэтому хватит. Но у меня есть небольшая мечта. Наверное, самое главное - это снять фильм. У меня уже был подобный опыт. Я пробовал себя. И мне кажется, что в скором времени я попробую осуществить эту мечту и сделать более значимую, серьёзную работу.

Минаев: Ну что, прекрасно. Но если вдруг нужен будет плохой парень в этот фильме, берите меня. Не пожалеете, испорчу всё!

Аль Бано: На самом деле вам нужно просто выучить итальянский неплохо. И считайте, что вас уже взяли.

Минаев: Буду стараться! Я буду работать над этим. Uno due tre quattro. В нашем шоу «Легенды Ретро FM» вы принимали участие, выходили на сцену «Олимпийского», в этот огромный зал. Причём было у вас феерическое выступление дуэтом с Джанни Моранди. Скажите, легко ли ужиться на сцене двум горячим итальянским мужчинам? И вообще, у вас есть какие-то свои личные секреты, какие-то фишки фирменные, которые вы можете применить для того, чтобы привлечь внимание женской части аудитории?

Аль Бано: Отвечаю на первый вопрос. Про Джанни Моранди хочу сказать, что он для меня брат. Конечно, у нас есть и братья, и сестры, которых нам дарят родители. А есть братья и сёстры, которых мы выбираем сами по жизни. Джанни Моранди один из таких братьев. Второй вопрос. Про внимание женской части аудитории. Вы знаете, никаких секретов нет. Наверное, это не секрет, а реальность. Реальность, которая заключается в том, что каждое выступление для меня, каждый концерт - это экзамен. И, чтобы сдать этот экзамен, ты должен достойно выступить. Это самое главное.

Минаев: Берём пример, учимся.

Минаев: Скажите, пожалуйста, вы объездили практически весь мир. Так вот, сеньор Аль Бано, в какой стране, по вашему опыту, самые назойливые поклонницы?

Аль Бано: Вы знаете, безусловно назойливые поклонницы есть везде. Мне кажется, они есть абсолютно везде. Что здесь больше, а где-то меньше, такого нет. И есть, конечно, часть аудитории, фанаты - их даже можно назвать фанатиками - которые считают тебя уже не человеком, а какой-то реликвией, им нужен обязательно физический контакт, им нужно тебя трогать. Это не имеет ничего общего с музыкой. В любом случае любые отношения должны оставаться человеческими.

Минаев: Мотаем на ус.

Годунова: Ромина Пауэр родом из Америки. И когда вы начинали петь дуэтом, в самом начале вы пели на итальянском, а не на английском языке. Ведь на самом деле на английском было бы, наверное, гораздо легче завоевать популярность в мире.  Считается, что английский язык общепринятый.

Минаев: Универсальный. На самом деле, почему на итальянском-то запели, а не на английском?

Аль Бано: Хороший вопрос. Я никогда об этом не думал, честно говоря. Не задумывался. Но, поскольку я настоящий итальянец, естественно, для себя я выбрал, что буду петь только на итальянском. Хотя должен сказать, что у нас был очень интересный опыт. Мы записали один альбом, когда Ромина пела на английском, а я пел на итальянском. Альбом имел огромный успех, после чего нас пригласили даже в Америку. Предложили шестимесячные гастроли. И я тогда сказал: «Нет, знаешь, Ромина. Ты, если хочешь, оставайся, а я, пожалуй, вернусь обратно домой». Вы знаете, только дома я могу жить и проживать каждый день так глубоко, как мне бы этого хотелось. Потому что здесь мои корни, моя земля, волшебство, магия земли. Я прошу прощения перед слушателями и моими поклонниками, если я не пел на английском языке. Но я выбрал тот язык, с помощью которого мне было бы легко общаться с моей публикой. Этот язык, безусловно, мой родной итальянский.

Минаев: Выбор языка в шоу-бизнесе, если говорить серьёзно, для продвижения какого-то проекта это важный момент? Или музыкальная составляющая в первую очередь, красивые аранжировки, серьезные финансовые вложения, и дальше поехали.

Аль Бано: Музыка тут, наверное, ключевой элемент. Потому что именно музыка вызывает эмоции. А так у меня был разный опыт. Я ведь пел и по-испански, и по-французски, и по-немецки, и даже по-японски. Но, конечно, основные мои песни безусловно на итальянском, потому что это мой родной язык.

Минаев: Это, конечно, все здорово. Но почему мы тогда не услышали песен на русском языке, если такие выдающиеся способности лингвистические?

Аль Бано: Я ждал этот вопрос. Я записал альбом на русском языке. Если мне не изменяет память, альбом назывался «Аль Бано и его леди».

Минаев: Я-то имел в виду сольное непосредственно творчество, сольное исполнение. А с женщинами, понятно, легко - они-то все и сделают.

Аль Бано: Нет, подождите, я не согласен. Я пел сольно, я солировал. Да, там была часть, которую исполняли русские девушки, исполнительницы, певицы. Но мой вклад там тоже.

Минаев: Мы тоже любим прикрываться русскими женщинами (зловеще смеется).

Аль Бано: Это был исключительный опыт.

Минаев: Ну хорошо, зачёт. В Советском Союзе в 80-е годы вся музыка неофициально делилась на три категории. Это «диско», «рок» и «итальянцы». Если на афише дискотечной написать, что в программе будут итальянцы, я имею в виду песни итальянские, то это был полный зал, у народа срывало крышу по этому поводу, все пели итальянские песни, говорили непонятные итальянские слова, одевались как итальянцы. Скажите, эта информация до вас доходила через железный занавес? Из Советского Союза какие-то весточки получали, что вас так любят?

Аль Бано: Да, конечно, до нас доходила какая-то информация. Может, не в полном объёме. Но что-то мы слышали подобное. И потом настал момент, когда нас всех стали приглашать, мы стали приезжать сюда с концертами. И это было, конечно, огромное открытие для нас. Вообще, я считаю, очень важно, чтобы не было границ. Потому что естественно желание человека смотреть, как живут в других странах, чтобы понять, кто ты есть сам на самом деле, что ты из себя представляешь. Самое прекрасное в музыке - это то, что она позволяет тебе путешествовать и пересекать границы без паспорта.

Годунова: Если бы вам предложили сказать всем-всем слушателям Ретро FM всего три слова, что вы бы им сказали?

Аль Бано: Я вас люблю.

Минаев: Мы вас тоже очень любим, конечно. Спасибо за такие тёплые слова. Маэстро, честно говоря, чтобы окончательно все поверили, что вы у нас в студии, спойте хотя бы пару слов из «Felicita». И мы тогда будем полностью счастливы. И те, кто не верили, чтобы поверили, что у нас в студии маэстро Аль Бано.

Аль Бано (поёт)

Минаев: Браво!

(аплодируют)

 

28.06.2017