Аллея звёзд — Евгений Маргулис - рок-музыкант

Евгений Маргулис - рок-музыкант, гитарист, вокалист, Заслуженный артист России
Евгений Маргулис - рок-музыкант, гитарист, вокалист, Заслуженный артист России

ЦИТАТЫ:
«(о песне "Замыкая круг") Я думаю, что, скорее всего, это был наш ответ на «We are the world». И Крис подсуетился. Он сделал эту песенку. Песенка оказалась милой. Тем более, 87-ой или 86-ой год. Толком ничего не показывали. И на это фоне какая-то часть народа увидела, кто вообще вершит искусство на телевидении.»
«Музыки у нас всегда было много. Я же учился в неплохой школе, где учились дети дипломатов, дети военных атташе, дети, у которых родители были торговыми представителями. И, когда они приезжали в Москву, возвращались из экспедиции, то, естественно, привозили и пластинки, и газеты, и журналы. И мы были в курсе всего, что творится вокруг музыкального мира, того, что нас интересовало. И, конечно же, мы все слушали.»
«На самом деле, конечно, моя медицинская карьера закончилась в тот момент, когда я понял, что музыка, которая у меня как хобби превращается в профессию. А профессия превращается в хобби.»

ИНТЕРВЬЮ:

СЛУШАТЬ ИНТЕРВЬЮ

УТРЕННЕЕ ШОУ: Наше почтение, друзья!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Доброе утро!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Проснитесь, гра…

Маргулис: Доброе утро!

УТРЕННЕЕ ШОУ: О, как! Практически фальстарт получился. Сюрприза нет. Но Евгений Маргулис есть у нас в студии! Только что, друзья, вы слышали голос Евгения Маргулиса. Отмечаем юбилей. Женя, привет!

Маргулис: Привет-привет! Я просто вклинился совершенно случайно. Как интеллигентный человек, когда здороваются, я здороваюсь. Я не знал, что у вас еще будет патетическая речь!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Естественно! Подожди, я еще хотел сказать про тебя. Что ты у нас в гостях, что ты являешься блюзменом, музыкантом, поэтом, исполнителем, заслуженным артистом Российской Федерации. Как-то вот так вот.

Маргулис: Ну, здравствуйте!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ты же в принципе не собирался становиться музыкантом. После школы даже поступил в медучилище. Хотел стать главврачом Маргулисом. Но что-то произошло, и ты стал играть рок-н-ролл. А что именно произошло-то?

Маргулис: После школы много еще чего было. Не только медучилище. У меня был техникум связи. У меня был мединститут, было медучилище. И я чуть не поступил в институт землеустройства и картографии.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А туда-то зачем?

Маргулис: Ты знаешь, в армию не хотелось - честно могу сказать. На самом деле, конечно, моя медицинская карьера закончилась в тот момент, когда я понял, что музыка, которая у меня как хобби превращается в профессию. А профессия превращается в хобби. В принципе, мне нравится. Но как-то музыкой мне нравится заниматься значительно больше. И последнее, что меня добило, когда после какого-то тайного концерта мы со своими «сокамерниками» выпивали портвейн. И после этого мне нужно было проехать к 8:30 в роддом на практику по каким-то тяжелым родам. И я там упал в обморок. И не оттого, что я увидел. Я до этого три года в морге проработал санитаром. Меня удивить было невозможно и напугать тоже. Но состояние бадуна такое было, что я грохнулся в обморок и понял, что, скорее всего, медициной я больше заниматься не буду.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А то, что вы не стали медиком, – как к этому отнесли ваши родители?

Маргулис: Как отнеслись? Конечно, отнеслись плохо. Родители не простили меня, но поняли, что я делаю, когда меня показали в первый раз по телевизору. А телевизор – это всегда был мэджик скрин. Раз показали – значит, нормально. И они сказали: «Черт с тобой, занимайся, чем хочешь».

УТРЕННЕЕ ШОУ: Хочу спросить про новогодние игрушки. Остались из детства? С воспоминанием.

Маргулис: Остались пару шаров и звезда на макушку елки. Остался Дед Мороз из папье-маше. И какая-то еще маленькая звездочка серебряная.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это обязательные украшения на новогодней елке? Если даже ничем другим не украшаете, это вывешивается?

Маргулис: Это вывешивается. Ну, есть, конечно, какие-то новые игрушки.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Но это не то!

Маргулис: А так из старины, конечно. Дед Мороз с ватой…

УТРЕННЕЕ ШОУ: В сейфе хранится, передается по наследству.

Маргулис: Знаешь, это досталось, по-моему, от моей матери. Или от бабушки даже.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это круто, конечно. Береги. А с чего началось твое знакомство с рок-н-роллом. Ты помнишь первую композицию, от которой башню снесло?

Маргулис: Музыки у нас всегда было много. Я же учился в неплохой школе, где учились дети дипломатов, дети военных атташе, дети, у которых родители были торговыми представителями. И, когда они приезжали в Москву, возвращались из экспедиции, то, естественно, привозили и пластинки, и газеты, и журналы. И мы были в курсе всего, что творится вокруг музыкального мира, того, что нас интересовало. И, конечно же, мы все слушали.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А на чем слушали? Какая аппаратура была дома?

Маргулис: У меня дома был магнитофон «Яуза-5», потом дядька нам подарил с брательником страшный совершенно комбайн по имени «Казань-2». Это был проигрыватель, на который ставилась приставка с маленькими кассетами. По-моему, там сотки были. И радиоприемник. Он был такой страшно современный. Я, будучи в Казани, нашел этот девайс. Вида он страшного. Конечно, для коллекции себе взял. Сейчас нашел, да. Он был абсолютно нормальный, даже рабочий. Но вида страшного.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вот такой вот у нас эстет сегодня в студии!

Маргулис: Во всяком случае, там можно было записывать и с пластинок, и с радио. И петь одновременно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Продвинутая техника по тем временам.

Маргулис: Это было самое лучшее, что было на тот момент.

УТРЕННЕЕ ШОУ: В 1974 году состоялось судьбоносное знакомство с Андреем Макаревичем. Как вообще это дело произошло? Кто кого первым заметил, увидел, подошел? С чего все началось?

Маргулис: Началось все с моего брата. Мой брат меня познакомил с костей Корнаковым, а Костя попал к звукорежиссеру в ансамбль Кола Бельды в Москонцерт.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это вообще-то круто!

Маргулис: Это было очень круто. Кола Бельды – этнический артист, поэтому у него была самая лучшая аппаратура на земле. Но иногда он уходил в запой. Поэтому аппаратура была бесхозной. И, так как эта аппаратура была бесхозной, мы сдавали ее за десять рублей.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Нетрудовые доходы!

Маргулис: Поставили и «Машине времени». А дальше пошло наше судьбоносное знакомство.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А, вот с чего все началось.

Маргулис: Да, началось с аппаратуры. Техника – всему голова.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А я еще хочу продолжить новогоднюю тематику. 87-88 год. На ТВ премьера клипа «Замыкая круг». Это был стратегической ход или случайно совпало, что вы все на одной сцене, вас видит вся страна?

Маргулис: Я думаю, что, скорее всего, это был наш ответ на «We are the world». И Крис подсуетился. Он сделал эту песенку. Песенка оказалась милой. Тем более, 87-ой или 86-ой год. Толком ничего не показывали. И на это фоне какая-то часть народа увидела, кто вообще вершит искусство на телевидении.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Касаемо этой песни. Вы сами делили слова, кому что петь.

Маргулис: Там уже было все расписано Крисом и Пушкиной. Там не было такого: «Дай я спою вот это, а тебе вот это». С Крисом я знаком со второго класса. Поэтому мне достался третий куплет.

(смеются)

УТРЕННЕЕ ШОУ: По блату все!

Маргулис: Или это припев? Я не помню!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Но что-то выигрышное, это точно! Еще раз перенесемся в 80-е, именно в 1982 год, когда вас приглашали поработать Борис Гребенщиков и Алла Пугачева. Но вы при этом отказали обоим. А почему вы это сделали?

Маргулис: Если бы я пошел к Алле, меня бы никуда не выпустили бы, даже в Болгарию. Потому что висело на мне много чего антисоветского.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Невыездной!

Маргулис: А Борька сам был антисоветчик, тоже у него были проблемы.

УТРЕННЕЕ ШОУ: По политическим, получается, соображениям.

Маргулис: Просто рассудил, что не надо. Стал дожидаться, когда это все умрет, чтобы спокойно общаться со всеми.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Но в 82-ом году ты начал у Антонова работать в группе «Аэробус».

Маргулис: У меня был запрет появляться на нашей советской эстраде во всех филармонических коллективах после «Аракса». Потому что «Аракс» разогнали по двум позициям – нарушение финансовой отчетности, хотя мы получали копейки…

УТРЕННЕЕ ШОУ: Но это официальная версия…

Маргулис: А вторая – это антисоветская пропаганда. Никуда на работу не брали. И вдруг мне позвонил Юрий Михайлович Антонов и говорит: «Женек…» Дальше идет длинная тирада счастья. И он говорит: «Приходи ко мне работать, у меня с басистом проблемы». Я спрашиваю: «А как ты меня будешь объявлять?» И он сказал гениальную фразу: «А я тебя буду объявлять так: «На бас-гитаре играет бас-гитарист!»

(смеются)

УТРЕННЕЕ ШОУ: В первый раз за кордон ты уехал вместе с Антоновым в Чехословакию. Что там тебя больше всего по тем временам поразило?

Маргулис: Знаешь, слаще морковки я ничего не видел и был за границей только в Таллине и в Риге. Прага, даже не Прага, а Чехословакия, меня поразила всем. Она была абсолютно другая. И мы приехали туда как раз в день моего рождения. Там было рождество. Всякие звездочки, красота, тратата. Денег ни копейки! Запахи другие совершенно! Мы жили в солдатских угодьях.

УТРЕННЕЕ ШОУ: В воинской части в смысле?

Маргулис: Конечно, мы же играли по военным частям. И какие-то копейки у меня были, я сходил в кинотеатр, посмотрел какой-то фильм, чуть ли не «Pink Floyd: The wall».

УТРЕННЕЕ ШОУ: А что, там уже показывали?

Маргулис: Ну, они же были слегка капиталистической страной.

УТРЕННЕЕ ШОУ: До нас дозвонился Александр из Тольятти. Александр, доброе утро!

Александр: Доброе утро!

УТРЕННЕЕ ШОУ: У вас есть шанс познакомиться со знаменитым блюзменом, телеведущим Евгением Маргулисом, пожалуйста, пользуйтесь случаем.

Александр: Доброе утро еще раз! Евгений, просто хотел поздравить вас с днем рождения. И задать свой маленький вопрос, если вы позволите.

Маргулис: Когда и зачем родился?

Александр: Ну, почти. Вы в свое время записали свою версию песни «Арлекино». Хотелось бы узнать, почему была выбрана именно эта песня и как на эту версию отреагировала сама Алла Борисовна Пугачева.

Маргулис: Спасибо за вопрос. Какое-то время назад Алла Борисовна… Мы с ней знакомы с 1976 года. Она говорит: «Слушай, твои друзья, рокеры, решили сделать мне подарок. Взять некоторое количество моих песен и сделать их в своей аранжировке. Хочешь поучаствовать?» Я говорю: «Нет». Она говорит: «Я предполагала, но послушай мое творчество». И я послушал. И понял, что ничто мне не подходит. Ну, это бабские песни. Куда мне с ними бороться? Она мне говорит: «Ты знаешь, я предполагала, что так оно и будет, поэтому попрошу тебя сделать одно из двух произведений. Одно называется «Арлекино», а второй «Александр Герцович – еврейский музыкант». Я взвыл, говорю: «Масло масленое! Куда мне?!» И взялся за Арлекина. Мы сидели  дома у Андрюхи Державина, он мой сосед, у него есть домашняя студия. Мы взяли и записали в надежде, что Алла Борисовна услышит, что я сделал из этого Арлекина, отстанет от меня раз и навсегда. В результате она офигела. Ей безумно понравилось. Она сказала: «Я хочу и клип снять». Поэтому клип, который ходит в интернете, он сделан ей».

УТРЕННЕЕ ШОУ: В общем, тебя заставили!

Маргулис: Ну да. И я иногда играю на концерте. Мне говорят: «Слушай, там, оказывается, хороший текст». Половина народа, конечно, меня прокляла, потому что я покусился на наше все. Но другая половина сказала, что песня хороша.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Хотела подчеркнуть, что не только юбилей у вас в этом году. Но и пять лет исполняется вашей телевизионной программе. И вот вышла ваша книга «Квартирник у Маргулиса. Истории из мира музыки, которые нас изменили». А почему решили написать книгу?

Маргулис: Так получилось. Тут истории, интервью с музыкантами, мое отношение к артистам, часть которых я знаю или которых не знаю. Свое отношение к тому, что мы делали. У меня первый квартирник был в шестилетнем возрасте, когда меня сестра притащила на концерт в гости к какому-то писателю. Я не помню писателя. Я помню, что в гостях у него был Александр Галич. Я ничего не понял вообще, но я запомнил песню, не понимая ни одного слова. Каждое слово отдельно я понимал, но что вместе это обозначает – понять сложно. «Я не чикался на курсах, не зубрил сопромат, и вообще в научном мире я личность лишняя, газированной водою торговал автомат, за копейку – без сиропа, за три – с вишнею. И с такою торговал ловкостью, что за час его весь выпили». Ну, и дальше… А ты говоришь, рэп?

УТРЕННЕЕ ШОУ: Поздравляем вас с выходом этой книги!

Маргулис: Спасибо!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ты определился как будешь отмечать Новый год?

Маргулис: Что-то предсказать достаточно сложно!

25.12.2020

УТРЕННЕЕ ШОУ: Наше почтение, друзья!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Доброе утро!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Проснитесь, гра…

Маргулис: Доброе утро!

УТРЕННЕЕ ШОУ: О, как! Практически фальстарт получился. Сюрприза нет. Но Евгений Маргулис есть у нас в студии! Только что, друзья, вы слышали голос Евгения Маргулиса. Отмечаем юбилей. Женя, привет!

Маргулис: Привет-привет! Я просто вклинился совершенно случайно. Как интеллигентный человек, когда здороваются, я здороваюсь. Я не знал, что у вас еще будет патетическая речь!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Естественно! Подожди, я еще хотел сказать про тебя. Что ты у нас в гостях, что ты являешься блюзменом, музыкантом, поэтом, исполнителем, заслуженным артистом Российской Федерации. Как-то вот так вот.

Маргулис: Ну, здравствуйте!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ты же в принципе не собирался становиться музыкантом. После школы даже поступил в медучилище. Хотел стать главврачом Маргулисом. Но что-то произошло, и ты стал играть рок-н-ролл. А что именно произошло-то?

Маргулис: После школы много еще чего было. Не только медучилище. У меня был техникум связи. У меня был мединститут, было медучилище. И я чуть не поступил в институт землеустройства и картографии.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А туда-то зачем?

Маргулис: Ты знаешь, в армию не хотелось - честно могу сказать. На самом деле, конечно, моя медицинская карьера закончилась в тот момент, когда я понял, что музыка, которая у меня как хобби превращается в профессию. А профессия превращается в хобби. В принципе, мне нравится. Но как-то музыкой мне нравится заниматься значительно больше. И последнее, что меня добило, когда после какого-то тайного концерта мы со своими «сокамерниками» выпивали портвейн. И после этого мне нужно было проехать к 8:30 в роддом на практику по каким-то тяжелым родам. И я там упал в обморок. И не оттого, что я увидел. Я до этого три года в морге проработал санитаром. Меня удивить было невозможно и напугать тоже. Но состояние бадуна такое было, что я грохнулся в обморок и понял, что, скорее всего, медициной я больше заниматься не буду.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А то, что вы не стали медиком, – как к этому отнесли ваши родители?

Маргулис: Как отнеслись? Конечно, отнеслись плохо. Родители не простили меня, но поняли, что я делаю, когда меня показали в первый раз по телевизору. А телевизор – это всегда был мэджик скрин. Раз показали – значит, нормально. И они сказали: «Черт с тобой, занимайся, чем хочешь».

УТРЕННЕЕ ШОУ: Хочу спросить про новогодние игрушки. Остались из детства? С воспоминанием.

Маргулис: Остались пару шаров и звезда на макушку елки. Остался Дед Мороз из папье-маше. И какая-то еще маленькая звездочка серебряная.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это обязательные украшения на новогодней елке? Если даже ничем другим не украшаете, это вывешивается?

Маргулис: Это вывешивается. Ну, есть, конечно, какие-то новые игрушки.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Но это не то!

Маргулис: А так из старины, конечно. Дед Мороз с ватой…

УТРЕННЕЕ ШОУ: В сейфе хранится, передается по наследству.

Маргулис: Знаешь, это досталось, по-моему, от моей матери. Или от бабушки даже.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это круто, конечно. Береги. А с чего началось твое знакомство с рок-н-роллом. Ты помнишь первую композицию, от которой башню снесло?

Маргулис: Музыки у нас всегда было много. Я же учился в неплохой школе, где учились дети дипломатов, дети военных атташе, дети, у которых родители были торговыми представителями. И, когда они приезжали в Москву, возвращались из экспедиции, то, естественно, привозили и пластинки, и газеты, и журналы. И мы были в курсе всего, что творится вокруг музыкального мира, того, что нас интересовало. И, конечно же, мы все слушали.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А на чем слушали? Какая аппаратура была дома?

Маргулис: У меня дома был магнитофон «Яуза-5», потом дядька нам подарил с брательником страшный совершенно комбайн по имени «Казань-2». Это был проигрыватель, на который ставилась приставка с маленькими кассетами. По-моему, там сотки были. И радиоприемник. Он был такой страшно современный. Я, будучи в Казани, нашел этот девайс. Вида он страшного. Конечно, для коллекции себе взял. Сейчас нашел, да. Он был абсолютно нормальный, даже рабочий. Но вида страшного.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Вот такой вот у нас эстет сегодня в студии!

Маргулис: Во всяком случае, там можно было записывать и с пластинок, и с радио. И петь одновременно.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Продвинутая техника по тем временам.

Маргулис: Это было самое лучшее, что было на тот момент.

УТРЕННЕЕ ШОУ: В 1974 году состоялось судьбоносное знакомство с Андреем Макаревичем. Как вообще это дело произошло? Кто кого первым заметил, увидел, подошел? С чего все началось?

Маргулис: Началось все с моего брата. Мой брат меня познакомил с костей Корнаковым, а Костя попал к звукорежиссеру в ансамбль Кола Бельды в Москонцерт.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Это вообще-то круто!

Маргулис: Это было очень круто. Кола Бельды – этнический артист, поэтому у него была самая лучшая аппаратура на земле. Но иногда он уходил в запой. Поэтому аппаратура была бесхозной. И, так как эта аппаратура была бесхозной, мы сдавали ее за десять рублей.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Нетрудовые доходы!

Маргулис: Поставили и «Машине времени». А дальше пошло наше судьбоносное знакомство.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А, вот с чего все началось.

Маргулис: Да, началось с аппаратуры. Техника – всему голова.

УТРЕННЕЕ ШОУ: А я еще хочу продолжить новогоднюю тематику. 87-88 год. На ТВ премьера клипа «Замыкая круг». Это был стратегической ход или случайно совпало, что вы все на одной сцене, вас видит вся страна?

Маргулис: Я думаю, что, скорее всего, это был наш ответ на «We are the world». И Крис подсуетился. Он сделал эту песенку. Песенка оказалась милой. Тем более, 87-ой или 86-ой год. Толком ничего не показывали. И на это фоне какая-то часть народа увидела, кто вообще вершит искусство на телевидении.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Касаемо этой песни. Вы сами делили слова, кому что петь.

Маргулис: Там уже было все расписано Крисом и Пушкиной. Там не было такого: «Дай я спою вот это, а тебе вот это». С Крисом я знаком со второго класса. Поэтому мне достался третий куплет.

(смеются)

УТРЕННЕЕ ШОУ: По блату все!

Маргулис: Или это припев? Я не помню!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Но что-то выигрышное, это точно! Еще раз перенесемся в 80-е, именно в 1982 год, когда вас приглашали поработать Борис Гребенщиков и Алла Пугачева. Но вы при этом отказали обоим. А почему вы это сделали?

Маргулис: Если бы я пошел к Алле, меня бы никуда не выпустили бы, даже в Болгарию. Потому что висело на мне много чего антисоветского.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Невыездной!

Маргулис: А Борька сам был антисоветчик, тоже у него были проблемы.

УТРЕННЕЕ ШОУ: По политическим, получается, соображениям.

Маргулис: Просто рассудил, что не надо. Стал дожидаться, когда это все умрет, чтобы спокойно общаться со всеми.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Но в 82-ом году ты начал у Антонова работать в группе «Аэробус».

Маргулис: У меня был запрет появляться на нашей советской эстраде во всех филармонических коллективах после «Аракса». Потому что «Аракс» разогнали по двум позициям – нарушение финансовой отчетности, хотя мы получали копейки…

УТРЕННЕЕ ШОУ: Но это официальная версия…

Маргулис: А вторая – это антисоветская пропаганда. Никуда на работу не брали. И вдруг мне позвонил Юрий Михайлович Антонов и говорит: «Женек…» Дальше идет длинная тирада счастья. И он говорит: «Приходи ко мне работать, у меня с басистом проблемы». Я спрашиваю: «А как ты меня будешь объявлять?» И он сказал гениальную фразу: «А я тебя буду объявлять так: «На бас-гитаре играет бас-гитарист!»

(смеются)

УТРЕННЕЕ ШОУ: В первый раз за кордон ты уехал вместе с Антоновым в Чехословакию. Что там тебя больше всего по тем временам поразило?

Маргулис: Знаешь, слаще морковки я ничего не видел и был за границей только в Таллине и в Риге. Прага, даже не Прага, а Чехословакия, меня поразила всем. Она была абсолютно другая. И мы приехали туда как раз в день моего рождения. Там было рождество. Всякие звездочки, красота, тратата. Денег ни копейки! Запахи другие совершенно! Мы жили в солдатских угодьях.

УТРЕННЕЕ ШОУ: В воинской части в смысле?

Маргулис: Конечно, мы же играли по военным частям. И какие-то копейки у меня были, я сходил в кинотеатр, посмотрел какой-то фильм, чуть ли не «Pink Floyd: The wall».

УТРЕННЕЕ ШОУ: А что, там уже показывали?

Маргулис: Ну, они же были слегка капиталистической страной.

УТРЕННЕЕ ШОУ: До нас дозвонился Александр из Тольятти. Александр, доброе утро!

Александр: Доброе утро!

УТРЕННЕЕ ШОУ: У вас есть шанс познакомиться со знаменитым блюзменом, телеведущим Евгением Маргулисом, пожалуйста, пользуйтесь случаем.

Александр: Доброе утро еще раз! Евгений, просто хотел поздравить вас с днем рождения. И задать свой маленький вопрос, если вы позволите.

Маргулис: Когда и зачем родился?

Александр: Ну, почти. Вы в свое время записали свою версию песни «Арлекино». Хотелось бы узнать, почему была выбрана именно эта песня и как на эту версию отреагировала сама Алла Борисовна Пугачева.

Маргулис: Спасибо за вопрос. Какое-то время назад Алла Борисовна… Мы с ней знакомы с 1976 года. Она говорит: «Слушай, твои друзья, рокеры, решили сделать мне подарок. Взять некоторое количество моих песен и сделать их в своей аранжировке. Хочешь поучаствовать?» Я говорю: «Нет». Она говорит: «Я предполагала, но послушай мое творчество». И я послушал. И понял, что ничто мне не подходит. Ну, это бабские песни. Куда мне с ними бороться? Она мне говорит: «Ты знаешь, я предполагала, что так оно и будет, поэтому попрошу тебя сделать одно из двух произведений. Одно называется «Арлекино», а второй «Александр Герцович – еврейский музыкант». Я взвыл, говорю: «Масло масленое! Куда мне?!» И взялся за Арлекина. Мы сидели  дома у Андрюхи Державина, он мой сосед, у него есть домашняя студия. Мы взяли и записали в надежде, что Алла Борисовна услышит, что я сделал из этого Арлекина, отстанет от меня раз и навсегда. В результате она офигела. Ей безумно понравилось. Она сказала: «Я хочу и клип снять». Поэтому клип, который ходит в интернете, он сделан ей».

УТРЕННЕЕ ШОУ: В общем, тебя заставили!

Маргулис: Ну да. И я иногда играю на концерте. Мне говорят: «Слушай, там, оказывается, хороший текст». Половина народа, конечно, меня прокляла, потому что я покусился на наше все. Но другая половина сказала, что песня хороша.

УТРЕННЕЕ ШОУ: Хотела подчеркнуть, что не только юбилей у вас в этом году. Но и пять лет исполняется вашей телевизионной программе. И вот вышла ваша книга «Квартирник у Маргулиса. Истории из мира музыки, которые нас изменили». А почему решили написать книгу?

Маргулис: Так получилось. Тут истории, интервью с музыкантами, мое отношение к артистам, часть которых я знаю или которых не знаю. Свое отношение к тому, что мы делали. У меня первый квартирник был в шестилетнем возрасте, когда меня сестра притащила на концерт в гости к какому-то писателю. Я не помню писателя. Я помню, что в гостях у него был Александр Галич. Я ничего не понял вообще, но я запомнил песню, не понимая ни одного слова. Каждое слово отдельно я понимал, но что вместе это обозначает – понять сложно. «Я не чикался на курсах, не зубрил сопромат, и вообще в научном мире я личность лишняя, газированной водою торговал автомат, за копейку – без сиропа, за три – с вишнею. И с такою торговал ловкостью, что за час его весь выпили». Ну, и дальше… А ты говоришь, рэп?

УТРЕННЕЕ ШОУ: Поздравляем вас с выходом этой книги!

Маргулис: Спасибо!

УТРЕННЕЕ ШОУ: Ты определился как будешь отмечать Новый год?

Маргулис: Что-то предсказать достаточно сложно!

25.12.2020